пятница, 22 февраля 2019 г.

"Скоро Украине будут отказывать в экстрадиции даже за убийства". За что Киев получил "красную карточку" от Интерпола


Широко анонсированная "вендетта", обещанная прямо со сцены лидерами Майдана для экс-президента Виктора Януковича, его ближайшего окружения и "пособников", похоже, сыграла злую шутку с представителями новой власти.
За пять лет после смены режима они не смогли привлечь к реальной уголовной ответственности никого из знаковых представителей прежней элиты. Интерпол снял большинство "эксов" с международного розыска, отказался выставлять даже "голубые карты", а целый ряд "экстрадиционных эпопей" завершились для официального Киева откровенными конфузами.
Из-за этого чуть ли не единственным достижением в анналах истории правосудия постмайдановской эпохи остается "чертова дюжина для Януковича" - скандальный приговор опальному главе государства, вынесенный в "заочном режиме".
Изменения законодательства, которые позволили этого добиться, расцениваются адвокатами четвертого главы государства как осуществленные "под конкретное лицо" (к слову, не скрывали данного факта и инициаторы суда над Виктором Федоровичем в верхушке ГПУ). Но гораздо важнее, что проявилось на обратной стороне медали "процесса века" над Януковичем и продолжающихся попыток осудить его "приспешников".
Юристы-международники считают: жертвой "политических телодвижений" новой власти стал существенный подрыв репутации Украины. И как следствие этого - все более ощутимый холодок во взаимоотношениях между нашим государством и международными институтами поддержания правопорядка.
Чем это грозит и как уже сказывается на практике, почему официальному Киеву повально отказывают в розыске/выдаче знаковых фигурантов уголовных дел, а также с помощью каких уловок власти хотят продолжить курс по наказанию представителей "режима Януковича", выясняла "Страна".
Выдают каждого третьего
Чтобы уяснить всю суть проблемы, которая в полный рост встала перед отечественными правоохранителями в их безуспешных попытках привлечь к ответственности бывших VIP-ов (а теперь и не только их), следует обратиться к статистическим данным.
Они гласят: ежегодно украинские правоохранители направляют по полторы сотни обращений к иностранным государствам с просьбами о выдаче подозреваемых/обвиняемых в совершении уголовных правонарушений на территории нашей страны. Согласно базам статистики ГПУ, выполняется 2/3 таких поручений. Собственно экстрадицией, в лучшем случае, заканчивается только каждый третий случай.
По крайней мере, такую арифметику можно вывести, если совместить отчетности Министерства юстиции и Генпрокуратуры.
В ведомстве Павла Петренко подсчитали - за пятилетку после Майдана через документооборот ведомства прошло 252 запроса украинских судов о выдаче подозреваемых в Украину. Итогом чего явилась экстрадиция 76 человек.
У подчиненных Юрия Луценко более оптимистичные "сводки с полей". В ГПУ оперируют данными, что с 2014 по 2018 годы украинским властям передали 250 человек.
Как ни парадоксально, особенно с учетом внешнеполитической ситуации, большинство из них были выданы официальному Киеву Россией. Подтверждал такую тенденцию и заместитель генпрокурора Евгений Енин. По его словам, за последние четыре года "северный сосед" передал Украине свыше 90 правонарушителей.
Это лица, которые привлекаются по статьям за насильственные преступления - убийства, похищения, разбои, а также в делах, связанных с мошенничеством, наркотиками и изнасилованиями. Но никого из представителей эпохи Януковича, да и в целом знаковых персонажей, среди них нет.
Кривое зеркало экстрадиции
Ветераны прокурорского цеха и юристы констатируют падение КПД в экстрадиционных вопросах. И связывают это с приходом на гребне революционных событий 2013-2014 годов новых команд управленцев в компетентные ведомства.
"До событий Майдана экстрадиционная процедура в Украине работала, как часы. Показатели выдачи/невыдачи были замечательные, к "красной карте" со стороны Киева во всем мире относились с полной серьезностью", - вспоминает бывший замначальника Главного управления международно-правового сотрудничества ГПУ Олег Подгайный.
Он говорит, что начиная с 2007 года профильное управление Генпрокуратуры (где тогда, среди прочих, работал и будущий замглавы ГПУ Виталий Касько) сумело заложить основу эффективности работы по международному направлению и сотрудничеству с Интерполом. Которая, во многом по инерции и с рядом шероховатостей, в целом продолжала функционировать практически безотказно вплоть до 2014 года.
"Большинство "косяков" нам удалось свести к нулю, за все это время были единичные случаи отказов в экстрадиции подозреваемых по нашим запросам (разве что Россия многих не выдавала, там присваивали гражданство). По насильственным преступлениям даже и не припомню какого-то яркого резонанса, по так называемым "политическим" делам - Чехия отказалась выдать (экс-министра экономики Богдана - Прим. Ред.) Данилишина, а Италия (на тот момент экс-губернатора Харьковской области, а сегодня главы МВД Украины Арсена - Прим. Ред.) Авакова", - говорит Подгайный "Стране".
За пятилетку после событий Майдана в полный рост проявилась обратная тенденция. Сегодня знаковых "возвращенцев" в Украину, которые привлекаются к уголовной ответственности, можно пересчитать на пальцах одной руки.
Из тех историй, которые на слуху - добровольная экстрадиция из Панамы экс-руководителя Государственного агентства по вопросам привлечения инвестиций Владислава Каськива, выдача россиянами бывшего начальника ГАИ Киева Николая Макаренко и "камбэк" из Швейцарии экс-главы совета директоров агрохолдинга "Мрия" Николая Гуты. Что характерно, ни по одному из этих дел в Украине вплоть до настоящего времени так и не были вынесены приговоры.
Гораздо более "представителен" список тех лиц, которых отказались выдавать отечественным властям за последние годы. Его возглавляет опальный экс-президент Виктор Янукович, в экстрадиции которого по меньшей мере шесть раз отказали в РФ.
Но проблемы возникли не только с "московским направлением", если говорить о знаковых личностях. Так, Испания отказалась выдавать Украине бывшего министра финансов Юрия Колобова, Германия - банкира Бориса Тимонькина, Италия - экс-нардепа Игоря Маркова, а Великобритания - бывшего гендиректора "Укрспецэкспорта" Сергея Бондарчука. Вплоть до настоящего времени продолжаются бюрократические поползновения с попытками добиться выдачи от испанцев нардепа Александра Онищенко и экс-главы ВХСУ Виктора Татькова - из Австрии.
В розыске не значатся
Казусы с экстрадицией VIP-ов - лишь вершина айсберга тревожных тенденций. Изнанку процесса позволяет фиксировать другая деталь. Это повальное снятие с международного розыска фигурантов уголовных дел и отказ Интерпола выставлять на них "красные" карточки. На сайте ведомства на сегодняшний день наличествуют четыре десятка подозреваемых лиц, которые разыскиваются по запросу из Украины для последующей выдачи. Но известных для политической тусовки фамилий в нем нет.
Хотя еще в августе 2014 года президент Петр Порошенко заявлял: в базе Международной организации уголовной полиции состоят 27 бывших украинских топ-чиновников. В этом перечне находились беглый глава государства Виктор Янукович и его старший сын Александр, экс-премьер Николай Азаров, экс-глава президентской администрации Андрей Клюев, бывшие министры Эдуард Ставицкий, Раиса Богатырева, Сергей Арбузов, Юрий Колобов и Александр Клименко, опальные бизнесмены и депутаты - Сергей Курченко, Сергей Клюев, Юрий Иванющенко.
К весне 2015 года "красные карточки" остались в отношении лишь дюжины опальных VIP-ов. В настоящее время никого из них Интерпол уже не ищет. Почему же так произошло?
В чем была ценность "красных карточек"
Опрошенные автором этих строк юристы говорят: поворотными стали два события образца 2014 года.
"Во-первых, бомба замедленного действия была заложена с момента введения европейских санкций в отношении представителей прежней власти, - считает замминистра юстиции в 2007-2011 годах, руководитель адвокатского объединения "Богатырь и партнеры" Владимир Богатырь. - Затем обнажились факты подлога и фальсификаций при их назначении, а также очевидная политическая целесообразность решений".
Со ссылкой на ряд вынесенных позднее судебных решений на территории ЕС он констатирует: санкции против Януковича и Ко вводились на основании не юридических доказательств, а на основе субъективного решения отечественных чиновников и правоохранителей, которым "подмахнули" европейцы. Последовавшее вслед за этим объявление в международный розыск этих топов по сути представляло собой политическое преследование.
На эту деталь обращает внимание и старший партнер адвокатского объединения "Могильницкий и партнеры" Алексей Калинников. Параллельно юрист дает понять - вслед за международными санкциями против бывших топ-чиновников последовали попытки перекроить отечественное законодательство. Главной целью чего стало стремление "хоть чучелом, хоть тушкой", но осудить представителей бывшей власти. Калинников объясняет, как в это впутали международные процедуры и почему так важны были на тот момент "красные карточки" Интерпола.
"В октябре 2014 года в УПК были внесены изменения, касающиеся заочного осуждения лиц. Одним из условий осуществления такой процедуры стало наличие фигуранта в базах международного розыска. А поскольку наше законодательство не отвечает на вопрос, что подразумевается под этим понятием, вышло так, что поставили знак равенства между понятиями "международный розыск" и "розыск Интерпола", - говорит "Стране" юрист.
Таким образом под базу заочного осуждения начали готовить целую пачку уголовных дел в отношении представителей прежней власти.
Тревожный звонок прозвучал не только для них. Оказалось, что сразу после продавленного через парламент законодательного пируэта с внедрением "заочки", адвокаты начали фиксировать лавинообразный рост количества направленных запросов по линии Интерпола. Но не только в отношении сбежавших из страны небожителей, а целого ряда бизнесменов и чиновников.
Косвенным подтверждением этого является всплеск возбуждения уголовных дел по "экономическим" статьям, которые в конечном не привели ни к какому итогу. Что наводит адвокатов на мысль о том - не вносились ли в ЕРДР сведения правоохранителями с целью "срубить денег" или "раздоить" коммерсантов?
"Вся международная деятельность, начиная с прихода в Генпрокуратуру представителей "Майдана" по сути представляла собой люмпенонаправленные лозунги: "Все отнять и поделить". К этому подключили пропаганду о "сепаратистах-террористах", и с помощью такого иезуитства получили "ерш". С каждым следующим новым генпрокурором коррупционная составляющая только увеличивалась, с нынешним руководителем - пиковая точка, хуже еще не было никогда", - характеризует итоги работы международного направления Генпрокуратуры последних лет Богатырь.
В доказательство он приводит два примера экстрадиционных эпопей, связанных с украинскими гражданами. Которые, как считается, окончательно подорвали доверие к отечественным правоохранителям со стороны европейцев.
Первая - это дело бизнесмена Василия К., которому инкриминировалось мошенничество на сумму в $12 млн. В 2015 году мужчину экстрадировали в Украину из Швейцарии, и поместили под стражу.
"Хотя его выдачи настойчиво добивалась ГПУ, за два месяца, которые он провел в киевском СИЗО, с ним не провели ни одного следственного действия. Единственный, кто посещал его - представитель посольства Швейцарии. Затем его выпустили и... забыли продлить меру пресечения. Человек спокойно уехал на Кипр, куда опять заслали экстрадиционный запрос. Это форменный бред", - говорит Богатырь.
Другой прецедентный случай связан с бывшим замначальника управления внутренней политики Днепропетровского горсовета Станиславом Палей. Чиновнику на Родине инкриминировали разгон "евромайдановцев" в Днепре.
"Он более двух лет находится под экстрадиционным арестом на Кипре, его выставили в розыск Интерпола. Но когда у ГПУ запросили доказательства, подтверждающие обоснованность подозрений, в Украине заявили что не могут их предоставить, а определение суда об аресте в Днепре - отменено ", - рассказывает адвокат Богатырь.
Изменение тактики прокуроров и резолюция ПАСЕ
Насколько эти прецеденты повлияли на степень восприятия позиции украинской стороны европейскими правоохранителями - вопрос дискуссионный.
Статистика же показывает следующее: с 2015 года берет свое начало тенденция по исключению из системы розыска Интерпола практически всех знаковых фигур времен президентства Януковича. Сначала - по так называемым "делам Майдана". Отказы по большинству происходили в связи признанием соответствующих уголовных дел преследованиями по политическим мотивам.
В Генпрокуратуре называют другую причину снятия Януковича и Ко с розыска Интерпола. В частности, руководитель Департамента специальных расследований ГПУ Сергей Горбатюк связывает это с несовершенством украинского законодательства в части избрания меры пресечения в отношении подозреваемых.
Речь идет о том, что согласно правилам Интерпола, в международный розыск могут объявить лицо, которое суд постановил взять под стражу - в качестве меры пресечения. А если суд разрешил только задержать лицо, - чтобы решить, брать ли его под стражу, - Интерпол его разыскивать не может. Именно такие решения и выносились в отношении практически всех VIP-ов, для которых власти готовили процедуру заочного осуждения. Суды же повально отказывались принимать решения о содержании под стражей без участия в заседаниях подозреваемого.
Прочие обстоятельства указывают, что в ГПУ представляют ситуацию в выгодном ей свете. Ведь после того, как Интерпол начал аннулировать "красные карточки", украинская сторона пыталась добиваться выставления хотя бы "голубых". Они предполагают сбор сведений о лице, его местонахождении в интересах уголовного производства. Но и эта тема "не взлетела".
Адвокат Богатырь объясняет почему это произошло: "В одном из интервью Горбатюк прямо указывал, что будет манипулировать "голубой картой" с целью установления местонахождения подозреваемых, так как осознает политический мотив по делам, расследуемым его Департаментом. Мы незамедлительно проинформировали комиссию по контролю за файлам и секретариат Интерпола о такой инициативе Сергея Викторовича".
Как бы там ни было, но к началу 2017 года механизм повального объявления в международный розыск украинских беглецов окончательно канул в лету. По одной из версий, этому способствовала Парламентская ассамблея Совета Европы. Она приняла резолюцию под названием "Злоупотребления в использовании системы Интерпола: необходимость получения больших правовых гарантий".
"В последние годы некоторые государства-члены Интерпола злоупотребляли системой "красных карточек" для достижения собственных политических целей и для того, чтобы подавить свободу слова или чтобы преследовать членов политической оппозиции за пределами страны", - говорится в тексте документа.
И хотя конкретные названия держав в официальном коммюнике названы не были, юристы дают понять - это был "звоночек" для Украины в ее потугах "загнать" неугодных экс-чиновников и бизнесменов с помощью европейцев.
"Комиссия по файлам констатировала, что из Украины и России приходит наибольшее количество немотивированных запросов, где уголовные дела имеют явные элементы политического преследования или того хуже - носят цель отбор бизнеса. Нами был подготовлен отчет по этому поводу. Он был переведен и сегодня используется в качестве доказательства системной коррупции и массовых спекуляций в украинской правоохранительной системе", - утверждает Владимир Богатырь. Его юридическая команда и далее информировать комиссию по контролю за файлами и секретариат Интерпола о нарушениях украинских правоохранителей.
"Заочка" по новым правилам
Впрочем, к моменту появления разгромной резолюции ПАСЕ тема массового выставления "красных карточек" по запросам из Украины уже не была актуальной. Генпрокуратуру в ее попытках добиваться заочного осуждения для уехавших после Майдана из Украины топ-чиновников, "подстраховал" парламент.
Весной 2016 года в пакете документов, которые утверждали нардепы для того, чтобы открыть путь к креслу главы ГПУ человеку без юридического образования (по факту - Юрию Луценко), они проголосовали ряд дополнительных новелл.
"Внесли изменения в Переходные положения УПК, по которым расширился перечень оснований для применения процедуры заочного осуждения. Необходимость обращаться в Интерпол отпала, факт нахождения лица за пределами Украины или на временно оккупированной территории признали достаточным основанием для привлечения лица по специальной процедуре", объясняет Алексей Калинников.
Эта норма действовала вплоть до начала работы Государственного бюро расследований, и с ноября 2018 года - утратила свою силу. Заполнить возникшую брешь в законодательстве и найти новые основания для осуществления правосудия в отношении своих оппонентов по спецпроцедуре власти намереваются принятием законопроекта №9353.
Документ был зарегистрирован осенью прошлого года нардепом из БПП Сергеем Алексеевым. 6 февраля он прошел согласование в парламентском комитете по вопросам законодательного обеспечения правоохранительной деятельности. А вот в адвокатском сообществе был встречен в штыки.
Вот как характеризует эти "очередные демократические правки в УПК, чтобы судить Виктора Януковича" его адвокат Виталий Сердюк: "Учитывая, что Интерпол отказывает в оглашении Клиента в международный розыск из-за политических мотивов его преследования депутатам предлагается:
убрать из УПК наличие розыска лица Интерполом как основания для начала заочной процедуры;
основанием для "заочки" сделать постановление следователя о розыска (о котором лицо не уведомляется и которое не обжалуется);
запретить суду отказывать прокурору в начале заочной процедуры".
Бьет в набат, анализируя законодательную инициативу нардепа Алексеева и другой адвокат, Инна Рафальская. "Теперь в розыск будут объявлять через "как хочу" постановлением и в заочку. Молодые не помнят, а те кто постарше уже насмотрелись на таких "разыскиваемых", спокойно проживающих дома и ничего об этом розыске не знающих", - написала юрист в Facebook.
На брифинге генпрокурор Юрий Луценко уже заявил - нововведения в УПК готовятся, в первую, чтобы направить в суд очередное уголовное дело в отношении Януковича.
Кроме того, по аналогичной стезе прокуроры намерены провести "несколько тысяч подозреваемых в терроризме, таких как Игорь Стрелков, Игорь Безлер, террористы в погонах вооруженных сил РФ, российские политики и граждане Украины, которые скрываются от правосудия на временно оккупированных территориях".
Юристы, в свою очередь, указывают: законопроект №9353 прямо нарушает права человека, анонсируя подачу жалоб в случае его применения на практике в ЕСПЧ. И считают, что эти и прочие "ноу-хау", внедряемые на практике украинскими власть имущими окончательно подорвут и без того не самый благовидный имидж государства на международной арене.
"Одних только выступлений Луценко, где он до приговора называет людей преступниками и обещает, что они будут сидеть в тюрьме - более чем достаточно адвокатам для обоснования нарушений их права на защиту и ангажированности правоохранителей, - объясняет последствия экс-прокурор Олег Подгайный. - Глава ГПУ, по моему убеждению, полностью убил доверие иностранных партнеров к национальным праовохранительной и судебной системам. И продолжает чудить со своими публичными телевизионными "казнями" (хотя и помощников у него хватает). Я неоднократно говорил, что в таком случае это закончится тем, что скоро Украине будут отказывать в экстрадиции за обычное бытовое убийство".

четверг, 14 февраля 2019 г.

Проголосуют умершие и эмигранты. Что творится с демографией в Украине накануне выборов Президента

Накануне выборов в Украине сложилась парадоксальная ситуация. С одной стороны идет массовый рост эмиграции - и власти официально это признают, называя астрономические цифры.
С другой - официальная статистика ничего на этот счет не говорит. Хотя проблеме бегства людей из Украины не один год.
Все это, помноженное на высокую смертность, рисует картину демографической ямы, в которую проваливается страна. Однако по реестру избирателей этого не скажешь. В начале года он внезапно стал больше на миллион - по сравнению с прошлыми выборами президента.
Кандидаты в президенты заявили о предвыборных махинациях и подготовке бюллетеней на "мертвые души". Однако со стороны ЦИК никакой реакции не последовало.
"Страна" предприняла попытку разобраться, сколько людей безвозвратно уехало из Украины и как они будут голосовать в 2019 году.
Миллион, который не вернулся
По данным Минсоцполитики на декабрь 2018 года, постоянно, ежедневно в течение года за рубежом находятся 3,2 млн трудовых мигрантов из Украины. При этом, уезжают и возвращаются в среднем от 7 до 9 млн человек в год.
А примерно миллион двести тысяч украинцев со времен Майдана не вернулись в Украину. Об этом рассказал "Стране" адвокат Владимир Богатырь, который направил официальный запрос в Госпогранслужбу и недавно получил ответ.
По данным ведомства, каждый год, начиная с 2014-го, из Украины выезжало больше людей, чем возвращалось назад.
Из приведенных цифр видно, что из Украины во всех направлениях ежегодно выезжают по 22-27 миллионов раз. Причем за последние пять лет количество выездов увеличилось примерно на пять миллионов.
По итогу 1,19 миллиона украинцев не вернулись в страну. Больше всего не вернулось в 2014 году - когда активно шла война и мобилизация. При том, что не было еще даже пресловутого безвиза.
"Уверен, что большинство из них не стоят на консульском учете. А значит, голоса уехавших могут пойти на фальсификации выборов", - считает адвокат Богатырь, подавший запрос.
Как проголосуют эмигранты?
Если сравнить данные пограничников с госреестром избирателей, то получится, что на заграничном избирательном округе числится примерно 40% тех, кто не вернулся в Украину. Их в реестре 527 тысяч - из миллиона двести надолго покинувших страну. Это если брать только эту категорию "длинных" эмигрантов.
В таком случае за границей постоянно живут и не ходят в украинское консульство примерно 700 тысяч наших соотечественников. Довольно благодатная база для фальсификаций. Ведь использовать бюллетени тех, кто давно порвал с Украиной, несложно. Тем более, что все эти люди пограничникам известны пофамильно.
Впрочем, скорее всего, помимо "уехавших навсегда" в консульствах Украины за рубежом регистрировались еще и сезонные рабочие, студенты и другие украинцы, которые регулярно возвращаются домой.
Тогда число постоянных эмигрантов, вместо которых может вдруг проголосовать кто-то другой, становится еще большим.
Если же сравнить число тех, кто стоит на учете в консульствах (полмиллиона) с данными Минсоцполитики об уехавших на год (3,2 миллиона), то выходит, что из находящихся за рубежом украинцев скорее всего не проголосует как минимум два с половиной миллиона.
Смертный грех госреестра
Но уехавшие хоть как-то отражены в реестре избирателей. А вот с умершими творится что-то неладное.
Всего, по данным реестра по состоянию на январь 2019 года, из него выбыло 992 тысячи человек. Выбыть можно в основном по причине смерти (гражданства у нас лишают очень редко, а избирательных прав - никогда).
В Украине ежегодно умирает 580-600 тысяч человек. Большинство из них - люди среднего и пожилого возраста. За пять лет, которые минули с прошлых выборов президента, таким образом ушло из жизни более двух миллионов, имевших право голоса.
О том, каков "естественный прирост" избирателя - сколько новых подростков за это время вошли в возраст, когда можно голосовать (18 лет) - доподлинно неизвестно. Государственная статистика данных на этот счет не дает. Но можно принять за основу цифру в 200 тысяч - именно столько выпускников в 2018 году зарегистрировалось на ВНО.
То есть можно смело говорить о минус двух миллионах умерших избирателей (и это без учета Крыма и неподконтрольной части Донбасса). Тогда как госреестр говорит о 900 с лишним тысячах.
А недавно распорядители этого списка заявили и вовсе скандальную вещь. За последние пять лет число избирателей в реестре выросло на целый миллион. Это при том, что в Украине с выборов-2014 не было ни одного года, когда бы рождаемость превзошла смертность.
Доступ к реестру ограничили
Параллельно со странным "увеличением населения Украины", в госреестре избирателей усложнили доступ для кандидатов в президенты. Постановление ЦИК №170, принятое в октябре, предписало участникам гонки работать с этим реестром только в здании ЦИК.
Раньше это можно было сделать с любого компьютера. А принятие постановления осенью защитило его от обжалования - тогда над этими вопросами еще никто не задумывался.
"Никогда на предыдущих выборах не было проблем с доступом к реестру", - говорит Владимир Богатырь.
По его словам, то, что сделали в ЦИК - "неудобно и делает невозможным осуществление реального контроля за данными, которые содержатся в Госреестре избирателей".
Такие ограничения еще больше настораживают и внушают мысль, что со списком избирателей Украины явно что-то не так. А кандидаты в президенты - например, штаб Гриценко - уже заявили, что готовится почва для массовых фальсификаций.

пятница, 8 февраля 2019 г.

Офшорный бизнес: как прекратить мощный отток украинцев и капитала за границу

В Украине правительство задекларировало цель имплементировать Правила BEPS (Base Erosionand Profit Shifting). Соответствующий законопроект, который зарегистрирован в парламенте, формально подан как в рамках политики по деофшоризации и противодействию оттоку капиталов из украинской экономики. Но фактически в политике правительства не хватает последовательности и системности.


Прежде всего, Правила BEPS сами по себе отток капиталов из украинской экономики не остановят. Офшоры по-прежнему будут сохранять привлекательность для многих представителей бизнеса. Особенно, для тех, кто ищет для своего бизнеса более комфортные налоговые условия и тем более, стремится укрыться от фискального гнета и уйти от неблагоприятного налогового климата. И в принципе, в офшорах как таковых нет ничего плохого. Офшорные юрисдикции используются в финансовых расчетах во многих экономически свободных странах мира. В том числе, в странах с развитой экономикой с благоприятными налоговыми условиями. Мотивации бизнеса уйти в офшоры могут быть самыми разными. И совсем не только стремление уйти от неблагоприятного налогового климата. В любом случае, государство должно уважать законные интересы бизнеса. С одной стороны, предоставить бизнесу максимально допустимую экономическую свободу в деятельности. А с другой стороны, создавать благоприятный налоговый климат, чтобы бизнес в стране хотел не только остаться, но и имел возможности развиваться.

Кроме того, Правила BEPS нисколько не решают более важную и первичную проблему, которая сейчас стоит перед украинской экономикой. Проблемы в существующем налоговом климате по-прежнему сохраняют актуальность. Здесь важно отметить и высокое налоговое давление (к тому же, правительство продолжает расширять базу налогообложения), и сложности с налоговым администрированием, а также фискальное давление и произвол «силовиков». Тем более, в условиях сохраняющихся проблем в судебной системе.

Ко всему, Правила BEPS просто перекроют часть оттока капиталов в офшоры. Но не имея возможностей к легальной деятельности, капитал во-первых, уйдет в «теневой сектор» (наращивая объемы «теневой экономики», которые сейчас больше половины легальной контролирующих органов).

Таким образом, первоочередная задача правительства должна состоять в том, чтобы вместо заградительных или запретительных мер создавать в экономике такие условия, чтобы комфортно было работать легально. И прежде всего, для малого и среднего бизнеса, который составляет подавляющее большинство бизнес-среды, стремится работать и развиваться в Украине, совокупно являясь крупнейшим налогоплательщиком, а главное обеспечивая в стране основную занятость населения. В то время как офшорные юрисдикции были, есть и будут преимущественно прерогативой крупного бизнеса.

О том, как создать благоприятный налоговый климат и остановить отток капиталов из украинской экономики в интервью «Политическим Известиям в Украине» рассказал заслуженный юрист Украины, кандидат юридических наук, управляющий партнер адвокатского объединения «БОГАТЫРЬ И ПАРТНЕРЫ» Владимир БОГАТЫРЬ.

- Прежде всего, что нужно иметь четкое представление, что такое План BEPS – это план действий по борьбе с минимизацией налогообложения и выведением прибыли. План BEPS, в первую очередь, способствует созданию реально существующих компаний в иностранных юрисдикциях.

Напомню, в 90-е годы создание офшорных компаний-пустышек было популярным среди украинских бизнесменов. Это было не столь модно, как очень легко. Легко было приобрести пакетформальных документов, который позволял приобрести иностранные компании в какой-либо юрисдикции, фактически постоянно находясь при этом в собственном украинском офисе. Банки в принципе, на тот момент к этому относились снисходительно.

Однако, постепенно банки становились внимательнее и к содержимому банковских счетов, и к источникам получения денег, а также к реальной деятельности компаний и к личностям их владельцев. В общем, процедуры вывода капиталов из украинской экономики в иностранные юрисдикции постепенно стали усложняться. Как результат, на данный момент мы видим тенденцию, когда банки резко прекратили всякое сотрудничество с компаниями, которые не имеют своего физического присутствия в странах иностранной регистрации. Даже банки Швейцарии, Латвии, Кипра и других популярных юрисдикцийпредпочитают иметь дело с компаниями, зарегистрированными в их странах, а также имеющими реальные офисы, реальные контракты местонахождения, реальных сотрудников с надлежащей квалификацией и оплатой труда. А не просто некий штат номинальных собранных сотрудников и формально оформленных на «минималку». Кроме того, квалификация менеджмента и персонала компаний тоже должна соответствовать задекларированным целям деятельности. Например, в нефтяной компании должны работать специалисты из нефтяной сферы. Равно как и в IT-компаниях тоже должен быть собрана команда «айтишников».

И вообще на этот счет есть общемировая тенденция, которая показывает масштабные процессы перемещения сотрудников из юрисдикций с комфортным образом жизни в юрисдикции с комфортным налогообложением. Другими словами, реально работающие офисы компаний находятся в тех же странах, где расположена точканалогового контроля. А точка из которой осуществляется управление, – указывает на место деятельности компанииосуществлениефинансовогоконтроля, управления счетами, ведения деятельности, а значит и необходимости налогового контроля.

Приведу пример, еще несколько лет назад среди запросов бизнеса была популярной услуга «сабстанса» – содержания номинального офисав т.н. «курятниках», когда сразу несколько офисов номинальных компаний-«пустышек» ютятся по одному юридическому адресу. Выглядит это примерно на 10 кв.метрах общей площади, где есть видимость стола, стула и компьютера на рабочем месте, которое фактически всегда пустовало. Очень популярная услуга в Швейцарии и на Кипре, которая набирает обороты в Великобритании.

Однако, на данный момент компании реального сектора, рассматривают возможности структурирования своего бизнеса через одну-две юрисдикции, в которых реально находятся люди, способные реально управлять бизнесом, самостоятельно принимают решенияпо любому аспекту деятельности (финансовому, хозяйственному, юридическому аспектах и так далее).

В общем, это первое, что важно сказать в контексте имплементации правил BEPS.

Второй важный аспект – вопрос раскрытия информации о бенефициарах компании.

Согласно создаваемому порядку, в украинском законодательстве будет создан статус контролируемых иностранных компаний, которые начнут непосредственно раскрываться в 2020-2022 годах. Есть ряд условий, которые позволяют делать выводы, что структурирование бизнеса станет более прозрачным. В свою очередь, это приведет к определенной дисциплине. Соответственно, при таких условиях нужно принимать решение о целесообразности перевода активов в другие страны. Это станет попросту излишним и неоправданным. Скорее всего, большая часть малого и среднего бизнеса вообще откажется от международного структурирования.

Офшоры останутся прерогативой крупного бизнеса.

Законодателю следовало изначально сосредоточиться на крупном бизнесе. Тем более, что вообще-то малый и средний бизнес в Украине и так фактически истреблен. Зачем его уничтожать дополнительно? Тем более, что подобные «добивания» продолжают негативно влиять на украинскую экономику. Реалии таковы, что нынешняя власть на данный момент представляет интересы крупного бизнеса. В условиях, когда система государственной власти срослась с олигархическим капиталом, борьба с самим собой невозможна. В результате, получилось, что инициативы правительства оказались направлены в защиту крупного бизнеса вопреки интересам малого и среднего бизнеса.

- Итак, Правила BEPS и задачу по деофшоризации не решают, и отток капиталов не остановят. К тому же, никак не повлияют на крупный бизнес, который постоянно, выводит капиталы в офшоры путем самых разнообразных схем… 

- Не повлияют. Скажу больше: если мы возьмем официальные данные по крупнейшим плательщикам налогов, то большинство из них сосредоточены в офисах за границей. Это прежде всего Кипр, Нидерланды, Великобритания, Люксембург, Мальта, Австрия и другие страны.По крайней мере, на протяжении предыдущего десятилетия так было всегда. И сейчас вряд ли для крупного бизнеса произойдут существенные изменения.

В то время как для малого и среднего бизнеса условия ухудшатся. Например, это когда с одной стороны, есть желание построить отель за рубежом, а с другой стороны, реинвестировать полученную прибыль в украинскую экономику станет невозможным.

Таким образом, законодатель показывает, что не заинтересован в реинвестировании средств украинцев, которые хотели бы инвестировать за рубеж и получать законные доходы, которые впоследствии вернулись бы в Украину.

Заметьте, в то же время, мы постоянно слышим со стороны правительства о намерениях обложить налогами денежные переводы «заробітчан». Со стороны правительства это жалкая позорная практика.

Во-первых, эти люди уехали из своей родной страны только потому что правительство не в состоянии обеспечить их рабочими местами. Соответственно, сейчас вынуждены из последних сил зарабатывать себе на жизнь, работая за границей. В то время как какие-то чиновники пытаются отобрать эти деньги, которые пойдут на приобретение очередных правительственных «мерседесов».

Во-вторых, мы видим, какукраинская экономика продолжает стагнировать. Хотя в правительстве модно многие экономические проблемы списывать на войну с Россией, но фактически, хочу подчеркнуть, наиболее крупным инвестором по-прежнему остается Россия. Кроме того, из России поступает большая часть денежных переводов от украинцев вынужденных там находить работу. И при таких условиях создавать дополнительные проблемы для малого и среднего бизнеса – это низко, подло и категорически не допустимо.

В этом контексте добавлю еще один нюанс по теме правил BEPS. Запуская соответствующий механизм, мы, по сути, по-прежнему отстаем от России, которая имплементировала BEPS раньше.

Ко всему, отмечу, что наибольший товарооборот у нас тоже с Россией…

И все это в условиях формальной межгосударственной конфронтации.

- З країною-агресором?

- На этот счет нужно сразу разобраться в терминологии. С одной стороны, с РФ у нас наибольший товарооборот. С другой стороны, растущее негативное сальдо торгового баланса, которое для украинской экономики означает, чтомы у России всебольше импортируемна украинский рынок, чем сами экспортируем. Это очень печально!В конце концов, если мы действительно, хотим иметь экономические преимущества над РФ, то нужно или сократить российский импорт, или увеличить в РФ украинский экспорт.

Не секрет иогромный масштаб контрабанды через «линию разграничения» на Донбассе. По сути, факты контрабанды широко освещаются, о них знает действующая украинская власть, но предпочитают закрывать глаза, возможно из-за какой-либо заинтересованности.Правоохранители также бездействуют.

Так что, до заявленного «остаточного прощавай»еще очень далеко, с учетом взаимных интересов как украинского бизнеса в России, так и российского в Украине. Следует отметить, что соседей не выбирают, а значит раньше или позже обеим государствам придётся искать диалог и взаимовыгодное сотрудничество.

Есть мнение сбалансировать зависимость от РФ за счет торговли с Европой. Однако, экономическая ситуация такова, что в целом рядеевропейских стран продолжаются тенденции к ухудшению состояния экономики.

Например, это хорошо видно по ситуации во Франции, где уже несколько месяцев продолжаются массовые протесты. Есть также серьезные экономические проблемы в Португалии, Италии, Греции, а также других европейских странах. В общем, очень неоднозначная ситуация на европейских рынках. Не оправданным является слепое копирование европейского опыта. В том числе, по BEPS. Хотя лично я являюсь сторонником обдуманной имплементации европейского опыта.

- В общем, проблема не в офшорах, а в необходимости создать благоприятный налоговый климат… 

- Согласен полностью. Во-первых, никакого офшорного апокалипсиса в стиле «конец офшоров» не произойдет. Во-вторых, несомненно, определенные проблемы возникнут у тех, кто специализируется на продажах офшорных компаний. Скорее всего, повсеместно данная практика прекратится. Но в любом случае, для Украины само по себе это ничего не значит. Учитывая, что бизнес по продаже офшоров – это преимущественно, бизнес иностранных граждан.

Другое дело, вопрос об эффективности налогового планирования, которое сейчас осуществляется в Украине. И потом: если мы хотим что-то запретить, забрать у бизнеса этот инструмент, то прежде должны что-то предоставить взамен. Считаю большой ошибкой попытки ликвидации упрощеннойсистемы налогообложения, о чём периодически говорят политики. Это существенно подорвет доверие бизнеса к государству. В то время как «упрощенка», наоборот, способствовала такому доверию. А доверие на практике достичь очень и очень сложно.

Немаловажное значение также имеет вопрос об упрощении налогового администрирования. В этом контексте спокойно отношусь к переходу на безналичную форму расчетов, однако неприемлемым является любое ущемление прав предпринимателей.

Существует конфликт терминов, которые введены в оборот отдельными законодательными и подзаконными актами налогового, антикоррупционного, валютного, гражданского и хозяйственного права и создали соответствующие коллизии. Как в государстве может быть несколько видов деклараций, заполняемых одним и тем же человеком по разным правилам, часть из которых придумана отдельными ново созданными органами?

Что касается ситуаций, когда бизнесом занимаются лица, имеющие связь с государственной властью, то в подобных случаях должно быть крайне жесткое реагирование и ответственность за связис компаниями, созданнымив офшорных юрисдикциях.

-Сложно говорить о благоприятном налоговом климате в стране, где есть базовые проблемы с определением налоговой резидентности. И вообще есть путаница со многими терминами. 

Гражданин Украины и налоговый резидент – это могут быть два разных человека? 

- Да…Смотрите, как много сейчас разных терминов у нас накопилось в законодательстве. Например, конкретные критерии, кто является «коррупционером», определяет ведомственный орган НАЗК (Національне агентство по запобіганнюкорупції). Кроме того, НАЗК также определяет, кто является «бенефициарами компании». Вскоре в налоговом праве, например, появится статус «контролируемой налоговой компании». В то время как сейчас по факту мы не знаем, кто такой бенефициар. Учитывая, что в разных законах на этот счет есть разночтения. Например, как результат, в регистрационных данных мы часто имеем различныхбенефициаров, которые не совпадают с реальным положением дел.

На данный момент уже сформироваласьбеспрецедентная судебная практика, когда суды в своих решениях ссылаются на ведомственные акты, не имеющие обязательной юридической силы! Возникла парадоксальная ситуация: с одной стороны, документ не имеет обязательной юридической силы, а с другой стороны, за нарушение его норм привлекают к юридической ответственности (в том числе, к административной и уголовной).

- Статус налогового резидента в законах есть? 

- Статус налогового резидента в законодательстве есть. Не определен момент утраты такого статуса. Как результат, на практике каждый год возникают одни и те же типичные и проблемные с налоговой точки зрения ситуации. Например, украинские чиновники обращаются к нам для того, чтобы получить юридическое заключение, являются ли налоговыми резидентами их дети, которые учатся в вузах Великобритании, Швейцарии, Австрии и других странах.

- Как быть со статусом налогового нерезидента? 

- К налоговым нерезидентам в законодательстве обращено мало внимания. По общему правилу, к этой категории относятся все те, кто постоянно проживает на территории Украины в течении менее, чем 183 дня. Кроме того, в законодательстве мало внимания к деятельности, которой занимаются налоговые нерезиденты. Основное внимание налоговой обращено именно на налоговых резидентов. Соответственно, к их деятельности тоже больше интереса.

- Привязка статуса налогового резидента к месту проживания гражданина…Нет ли в этом коллизии с нормами Конституции, которая гарантирует гражданам свободу перемещения?

- Нет, нарушения Конституции нет. Это обычная международная практика.

- Может ли быть гражданин с украинским паспортом одновременно налоговым резидентом иностранного государства…

- Да, если проживает больше 183 дней на территории иностранного государства.

- Что такое центр жизненных интересов? 

- Это распространенное, в международном налоговом праве, правило по которому «центр жизненных интересов» связывается с местом нахождения семьи, рабочим местом налогоплательщика.

Однако, это вторичный принцип. Скорее, для тех предпринимателей, которые выражают намерение к переезду. И соответственно, к закрытию главных офисов в своих национальных странах.

- Чем грозит неупорядоченность налоговых законов? 

- Во-первых, украинское законодательство по-прежнему остается постсоветским по своему содержанию. Часто повторяем распространенные постсоветские ошибки. В том числе, зачастую используяроссийский опыт. В частности, копируя сейчас тот же BEPS. С одной стороны, есть формальный план по имплементации BEPS. С другой стороны, конкретных предложений по его реализации нет. В результате, план фактически превращается в набор лозунгов.

И так у нас во всем. В том числе, по глобальным стратегическим задачам, как например, вступление в ЕС, НАТО и другие евроатлантические структуры. С одной стороны, вступить в Евросоюз хотим. Главное – нет четкого стратегического видения на предмет обоснованности вступления в любые другие союзы. И вообще нет четкого обоснования на предмет развития отношений с США, ЕС либо РФ – вот в чем проблема. Очень важно всегда определять национальную политику, исходя прежде всего, из собственных экономических интересов.

Да, несомненно,есть и другие интересы. Например, в сфере национальной безопасности. Но опять же: и здесь важно исходить из глубинного знания, а также анализа текущей ситуации, исторического процесса и конечно же, собственно выгоды.

Не удивительно, что при отсутствии подобного стратегического видения на данный момент уже никто не может дать четкий ответ, что будет происходить в стране.

Нечто подобное и на конкретном нашем примере с правилами BEPS. На официальном уровне было сказано, что нужно принять правила BEPS. Но кто решил, что именно это нам сейчас нужно?

Суть в том, что, на мой взгляд, решения нужно всегда принимать на основе подробных расчетов, которые дают ученые, экономисты, юристы, другие профильные специалисты. В частности, нужен ли нам BEPS вообще, с кем у нас сосредоточена основная торговля и как создать благоприятные условия для инвесторов. А разговор лозунгами в налоговой политике неприемлем.

Одно дело – желаемое (а цели и стремления, безусловно, нужно поощрять). С другой стороны, нужно также исходить из суровой действительности и реалий серьезных структурных проблем, сложившихся в экономике, на которые нужно обращать первоочередное внимание.

Весь наш нынешний промышленный и индустриальный потенциал – это, по сути, остатки советской эпохи. Не созданони одного нового полноценного крупного предприятия, кроме мелких низко технологичных производств. По большому счету, кроме сельского хозяйства, которое развивается преимущественно стихийно и неконтролируемым образом, в условиях дикой эксплуатации природных ресурсов,– за период независимости мало оснований для гордости.

И на этом фоне особенно ущербной представляется политика, направленная на притеснениемалого и среднего бизнеса.

- Другими словами, создание реальной иностранной компании – наиболее оптимальный вариант для ухода в иностранную юрисдикцию?

- Все это все индивидуально и зависит от множества конкретных факторов.

По сути, от бизнеса, решившего на переезд, требуются осознанные выверенные и продуманные действия. Например, во Франции совсем недавно мы видели, как многие граждане специально меняли гражданство только для того, чтобы уйти от своей обременительной национальной налоговой политики. Из Украины сейчас тоже многие уезжают. Тем более, что помимо существующего налогового давления, в стране по-прежнему есть фискальный гнет. Например, налоговая полиция, вопреки официальным декларациям, так и не ликвидирована, фактически продолжая работать под другой вывеской. Карательный аппарат по отношению к бизнесу тоже практически не претерпел изменений. Несмотря на принятые законы по «маски-шоу stop» или «stopпроверкам»...Как результат, по текущим условиям ведения бизнеса украинские реалии сопоставимы, разве что, с беднейшими странами Африки.

- Как создать иностранную компанию, что это даст и чем это может грозить? 

- Грозить это не может ничем. Тем более, что надеюсь, с февраля уже не нужно будет получать лицензию НБУ для вывода капиталаи приобретения иностранной компании.

Думаю, в любом случае, офшорный бизнес будет развиваться по двум направлениям. Во-первых, попытка мягкого перевода денег в офшоры. А во-вторых, через фактическое владение иностранными компаниями. И все это неизбежный процесс. Таким образом попытки зарегулировать процесс, обложить украинцев «железным занавесом» не изменят тенденцию.

- Собственники иностранных компаний будут платить налоги зарубежом?

- Компания – будет платить налоги зарубежом. А ее собственник – заплатит налоги там, где он является налоговым резидентом. Например, если собственник выедет на ПМЖ из своей страны, то и налоги будет платить там, где будет жить.

Опять же: вариант с созданием иностранных компаний в украинских реалиях на практике нецелесообразен. К настоящему времени, Украинупокинули миллионы граждан трудоспособного возраста. И этот процесс, к моему глубокому сожалению, до сих пор продолжается из-за политики действующей власти.

Деятельность правительства должна быть направлена на увеличение рабочих мест, развития бизнеса, создание экономического потенциала для профессиональной реализации молодых специалистов, а также поддержку мелкого и среднего бизнеса.

Беседовал Игорь ШЕВЫРЕВ.


Публічний контроль і безпека даних під час виборів

Наведені у відповіді ДПС цифри свідчать про збільшення кількості наших громадян, які залишають країну у пошуках кращої долі. Це в свою чергу спричинено декларативним характером провалених реформ та суттєвим погіршенням економічного стану.
Так, у листі ДПС України наведені цифри, які відображають некратні виїзди та в'їзди громадян України і вказують на негативну тенденцію. Всього, за даними ДПС, з 2014 року Україну покинули 1,19 мільйона українців.
Доступ до реєстру
Декілька фактів, які не можуть залишитись непоміченими юристами. Так, 25 жовтня 2018 року, постановою № 170 Центральної виборчої комісії було змінено порядок доступу до Державного реєстру виборців.
Передбачено, що перегляд електронної копії бази даних Реєстру здійснюється представником фракції, кандидатом у приміщенні ЦВК, де розміщено автоматизоване робоче місце, обладнане спеціалізованим програмним забезпеченням для перегляду копій бази даних Реєстру.
Тобто Центральна виборча комісія вирішила встановити додаткові вимоги, і кандидати зіштовхнулися з цими вимогами лише після реєстрації.
Очевидно, автори передбачали, що завчасне прийняття нових правил унеможливить оскарження цієї постанови під час виборчого процесу.
Нагадаємо, днями кандидат у президенти та голова партії "Громадянська позиція" Анатолій Гриценко подав до суду на ЦВК: "Через протизаконну вимогу до кандидата в президенти працювати з Державним реєстром виборців виключно в будівлі ЦВК".
Публічний характер Реєстру, за задумом законодавця, мав на меті дотримання прав людини, гарантованих Конституцією України і забезпечення публічного контролю за процесом ведення Реєстру, який в свою чергу містить персональні дані виборців.
Однією з основних засад ведення Реєстру є публічний характер, який забезпечує доступність для кожного виборця відомостей Реєстру та публічний контроль за дотриманням засад ведення Реєстру з метою дотримання прав людини, гарантованих Конституцією і міжнародними договорами.
Відповідно до частини 9 статті 31 Закону України "Про вибори Президента України" не пізніше як через 20 днів з дня початку виборчого процесу ЦВК передає за відповідним зверненням засвідчену цифровим підписом електронну копію бази даних Держреєстру виборців депутатським фракціям, про створення яких було оголошено на першій черговій сесії Верховної Ради України поточного скликання, а кандидатам на пост президента України – на їхнє звернення невідкладно після їхньої реєстрації ЦВК.
Жодних інших, додаткових, обмежень законодавець не передбачав, а тому невідомо чому ЦВК вирішила, що перегляд електронної копії бази кандидатом на пост президента України має здійснюватися у їхньому приміщенні.
Це незручно, унеможливлює здійснення реального контролю за даними, які містяться в Держреєстрі виборців, а отже, викликає недовіру і створює відчуття непрозорості введеного механізму і відсутність реального публічного контролю.
Виборці й цифри
Тепер перейдемо до цифр, з якими можуть ознайомитись як учасники передвиборчої кампанії, так і кожен виборець:
Слід одразу зауважити, що на сайті ЦВК містяться дані про орієнтовну кількість виборців на чергових виборах президента України 31 березня 2019 року, тобто вони не можуть братись за основу. А дані Держреєстру виборців постійно змінюються. Доступні також дані Держслужби статистики про чисельність населення.
Оскільки громадяни можуть під час передвиборчої кампанії змінювати місце проживання та подорожувати, важливим є забезпечення кандидатам вільного доступу до даних Державного реєстру виборців.
Як забезпечити довіру виборців та кандидатів на пост президента?
По-перше необхідно статистично розділити туристів та емігрантів, таку інформацію частково може надати ДПС України, деталізувавши її по країнах.
На жаль, наявність великої кількості реєстрів, які ведуться різними органами влади та державними підприємствами, створює чергові запитання про належну взаємодію між ними та відсутність впливу окремих політичних сил, які за політичними квотами обіймають урядові посади.
Мова йде про армію, пенітенціарну систему, лікарні, облік даних про смерть, тощо. Окремо ми маємо українців, які перебувають на консульському обліку та тих хто поїхав і не став на консульський облік. Важливо не допустити маніпуляцій у зв'язку з цим.
Ще один механізм – 66 тисяч камер, комп'ютери, сервери та інше обладнання, на яке було витрачено понад 1 мільярд гривень та яке використовувалось під час парламентських виборів 2012 року.
Очевидно, це обладнання є на балансах і може бути використане для забезпечення прозорості виборчого процесу. Де це обладнання, чи залишилось воно на балансах комісій, шкіл, бібліотек?
Необхідно проводити додатковий контроль паспортів, з врахуванням того, що майже півтора мільйона з них анульовано, а також додатково проаналізувати дані про українців, які залишились на непідконтрольних територіях.
За таких умов, будь-які обмеження у доступі кандидатів до даних Державного реєстру виборців є неприпустимим.
Володимир Богатир, спеціально для УП

Статистика пограничной службы показывает, как уменьшилось население за пять лет

С 2014 года Украину покинули 1,1 млн человек. На это указывает статистика Администрации государственной пограничной службы Украины, предоставленная на запрос адвоката Владимира Богатыря.
«В 2014 году зафиксировано 22,6 млн фактов пересечения государственной границы гражданами Украины при выезде с Украины, 22,1 млн на въезд в Украину, в 2015 году — соответственно 23,4 млн и 23,3 млн, в 2016 году — 25,2 млн и 25,01 млн, в 2017 году — 27,1 млн и 26,9 млн, в 2018 году — 27,9 млн и 27,7 млн», — сказано в отчете.
Проведя подсчеты, г-н Богатырь установил, что выехало из страны больше 1,1 млн граждан Украины. Отметим, что согласно Государственному реестру избирателей право голоса имеют 35,5 млн граждан Украины.
Ознакомиться с документом ГПСУ можно на фото: