понедельник, 1 апреля 2013 г.

ОБЛАГАЕМЫЙ ОСТРОВ

Законодательная инициатива обложения 10 %-ным налогом сбережений в кипрских банках добавила работы украинским юристам


Прошлая неделя прошла под знаком тревоги за события в неблизкой островной стране. В рамках выполнения условий соглашения для выделения помощи ЕC и МВФ власти Кипра решили ввести так называемый «налог солидарности». Было объявлено, что вкладчики, имеющие на банковских счетах до 100 тыс. евро, единоразово заплатят в размере 6,75 % от суммы своих вкладов, свыше 100 тыс. евро — 9,9 %. Все счета заблокировали 16 марта 2013 года до «момента окончательного решения вопроса» (разблокирование счетов ожидалось не ранее 26 марта с.г.). Как отмечает Ярослав Абрамов, советник практики корпоративного права, M & A МЮФ Integrites, кипрское соглашение содержало и другие требования к властям Кипра: повышение ставки внутреннего корпоративного налога до 12,5 %, а налога на дивиденды — до 25 %. Но вместо этого 21 марта с.г. парламент Кипра отказался от неоднозначной инициативы с введением налога на депозиты. Уже 22 марта был рассмотрен пакет альтернативных мер. Но серьезность, с которой высшие представители ЕС говорили о необходимости жестких мер, перевернула представление о незыблемости права собственности в западных демократиях. Фактически кроме риска дефолта страны и банкротства банка, на горизонте возникла возможность принятия политических решений, предусматривающих подчинение индивидуальных интересов государственным. Следовательно, юристы должны искать ответ, как существовать в новых условиях.
Рациональный интерес
Из 60 млрд евро, размещенных иностранцами в банках Кипра, граждане Украины хранили 5—10 млрд евро, тогда как граждане России — от 16 до 25 млрд евро. Казалось бы, ущерб интересам украинских собственников от введения экспроприации был бы весьма значительным. Но государство Украина в разрешении этой ситуации не сыграло никакой роли.
«Мне непонятно, почему наше правительство не желает высказывать свою позицию по поводу украинских инвесторов и не защищает их интересы в европейских банках, в частности Кипра. Удивляет позиция Национального банка Украины, Министерства финансов и Министерства иностранных дел», — упрекает партнер «Юридической группы LCF» Владимир Богатырь украинские власти в бездеятельности. Правительство не только не выступило против намерения ввести «налог солидарности», но и не высказалось относительно блокирования счетов. «Кипрские банки — это не инструмент хранения денег. Это в первую очередь инструмент инвестирования, а не хранения средств, — подчеркивает Владимир Богатырь. — Кипр является основным инвестором Украины».
С другой стороны, эксперты говорят, что влияние на украинскую экономику не является критическим, потому государство решило не вмешиваться. «Возможные негативные последствия для украинских компаний явно преувеличены, поскольку, как правило, прибыль компаний не оседает на Кипре, а либо реинвестируется на Украину, либо направляется в другие юрисдикции, в том числе и оффшорные. Если по какой-то причине средства все же остаются на Кипре, то лишь небольшая их часть направляется на депозиты», — отмечает Александр Плотников, советник АО Arzinger.
Правовой акцент
По словам г-на Богатыря, украинские власти должны были хотя бы сформировать позицию защиты отечественных бизнесменов. Какие аргументы в правовой плоскости можно найти против «налога солидарности»?
Согласно статье 24 Конституции Республики Кипр, никакой налог, пошлина или любого рода выплата не может иметь обратной силы. «Взимание единовременного налога на основании закона, который содержит оговорку о придании ему обратной силы, будет противоречить Конституции Республики Кипр», — пишет в блоге на Право.Ru Владислав Добровольский, кандидат юридических наук, руководитель корпоративной практики ЮГ «Яковлев и Партнеры». «Из СМИ известно, что закон о единовременном налоге может быть принят на основании международного соглашения между Республикой Кипр, Евросоюзом и МВФ. Но в Конституции Республики Кипр не указано на верховенство международных соглашений над основным законом, — отмечает российский юрист. — Этот закон носит, по сути, конфискационный характер и грубо нарушает права вкладчиков».
Но полагаем, что одной из главных причин отказа стала принципиальная политическая позиция Российской Федерации, отстаиваемая даже на уровне президента. Кроме того, возникли опасения по поводу судьбы мировой экономики — эксперты прогнозировали массовый отток сбережений как минимум из всех банков Еврозоны.
Превентивные меры
Как обезопасить свои вклады на будущее после «кипрского прецедента»? Ведь не исключено, что на том же Кипре в случае ухудшения экономической ситуации государство попытается прибегнуть к крайним мерам.
«Единственным способом защитить свои активы от подобных инициатив является диверсификация используемых финансовых инструментов и юрисдикций, а также постоянный мониторинг ситуации в конкретной стране», — отмечает Александр Плотников.
«Собственникам активов придется искать баланс между надежными юрисдикциями и банками, высокими и низкими уровнями доходности разных финансовых продуктов в разных странах, между разными режимами налогообложения, — считает Сергей Коннов, старший партнер АК «Коннов и Созановский». — Например, на Кипре предлагался налог на депозиты. Значит, инвестиции в ценные бумаги не облагались налогом. Казалось бы, инвестор, державший деньги на банковском счету на Кипре, потерял 10 %, а инвестор, вложивший средства в акции или облигации, их сохранил, значит — в целом выиграл. Это справедливо, если рыночная стоимость ценных бумаг при этом не упала на те же 10 %, а то и 20 %».
Первой превентивной мерой должно стать получение индивидуальной лицензии НБУ, считает Владимир Богатырь.
«Также целесообразно рассмотреть возможность страхования депозита, при котором страховым случаем будут считаться соответствующие действия законодательного органа страны», — заявил «ЮП» Андрей Сидоренко, партнер АО «АК «Скляренко и Партнеры».
Защитная реакция
Что делать, если подобные меры, направленные на экспроприацию, все же вступят в силу? Юристы считают, что единственным выходом остается судебная защита, но в результативности этого способа не уверены.
Реагированием может быть оспаривание как самого акта (например, российские юристы собирались обращаться в Верховный Суд Кипра), так и действий на его основании (в этом случае можно было бы обратиться в национальные суды всех инстанций и дойти до Европейского суда по правам человека).
Если говорить конкретно о Кипре, то защищаться в отношении этих мер необходимо на основании того, что в таком случае имела бы место двойная конфискация. «Деньги, расположенные на депозитах, уже были налогообложены Кипром. И, соответственно, если граждане Украины получили лицензию НБУ, значит, они в надлежащем порядке вывели эти средства за рубеж», — отмечает Владимир Богатырь, считая при этом необходимым упоминать и о недемократичности и «нерыночности» подобных мер.
В то же время юристы признают, что все же нынешнее законодательство, к примеру, Европейская конвенция, не дает однозначных гарантий победы в таких случаях. Андрей Сидоренко убежден, что рассчитывать на защиту в киприотских судах в случае нововведения не стоит. А спрогнозировать позицию Евросуда трудно.
Жизнь после Кипра
«Можно предположить, что независимо от результата голосования отток капиталов со счетов кипрских банков в финансовые учреждения других юрисдикций вероятен», — такой прогноз сделала Анна Яренко, юрист МЮГ AstapovLawyers еще до полного отказа Кипра от налога. И в принципе этот прогноз подтверждается — в деловых кругах ищут альтернативу Кипру.
«В ближайший год и даже позднее Кипр уже не будет восприниматься однозначно комфортным местом для корпоративного и финансового структурирования», — уверяет Сергей Коннов.
«Украинский бизнес уже с понедельника 18 марта 2013 года активно занялся поиском способов перевода средств из кипрских банков. Хотя отказываться от Кипра как юрисдикции пока никто не спешит. И, что характерно, сразу появились провайдеры, обещающие не только быстрое открытие альтернативного счета с перечислением денег, но и вывод средств из-под блокировки «по договоренности», — утверждает Ярослав Абрамов.
Учитывая риск Кипра в целом, альтернативой станут в первую очередь Нидерланды, сообщил «ЮП» старший юрист одной из аудиторских компаний, входящих в «большую четверку».
Не исключено, что прогнозируется снижение доверия к Кипру в связи с наметившейся тенденцией к политике жесткой экономии в ЕС. Не исключено, что часть средств перекочует, например, в Швейцарию.
«Очевидно, в плане хранения привлекательными будут отечественные банки, — такой поворот прогнозирует г-н Богатырь. — Если говорить о европейских банках, то это прежде всего инструментальные банки. С точки зрения приумножения капиталов я сомневаюсь, что в европейских банках вы получите проценты, близкие к процентам в украинских банках. В плане реинвестирования возрастет привлекательность Великобритании и острова Джерси. Также я бы смотрел на азиатские рынки, включая ОАЭ и Гонконг. Эти страны будут использоваться для структурирования и торговых сделок».
Но, по словам Сергея Коннова, даже если власти введут одноразовую «стрижку» депозитов, это не сильно снизит привлекательность Кипра. «Что бы ни случилось сейчас на Кипре, как бы далеко ни бежал оттуда бизнес, со временем многое вернется на свои места. Хотя бы потому, что многим и бежать-то особо некуда», — подытожил Сергей Коннов.