четверг, 12 августа 2010 г.

Юристы-лоббисты

Лоббизм как явление существует давно, однако законодательное урегулирование на Украине данного вопроса пока не нашло должного выражения. Нужен ли специальный закон, регулирующий деятельность лоббистов, или «незарегулированность» является лучшим полем деятельности — этот вопрос мы задали юристам.

Так, старший юрист юридической фирмы «Астерс» Леонид Антоненко считает, что существует опасность ограничения профильным законом открытой законной лоббистской деятельности — это создаст дополнительные неоправданные для бизнеса расходы. Однако, отмечает г-н Антоненко, ключевым словом здесь является «открытой», ведь если будет принят закон, то, по-видимому, будет ограничена только открытая и законная лоббистская деятельность, а закулисные усилия, по убеждению государственных служащих и парламентариев, сохранятся нетронутыми.

«Безусловно, — говорит Андрей Ляхов, партнер международной юридической фирмы Integrites, — такой закон нужен, он поможет минимизировать незаконные методы лоббирования: взятки, использование телефонного права и админресурса». Г-н Ляхов видит целесообразной аккредитацию лоббистов при каждом ведомстве, вплоть до соответствующей карточки с фото: пришел человек, скажем, в Верховный Совет — и все видят, чьи интересы он продвигает.

Алексей Иванов, управляющий парт­нер адвокатской конторы «Коннов и Созанов­ский», считает, что принятие цивилизованного закона существенным образом изменило бы отношение общественности к лоббистской деятельности и добавило бы прозрачности самому процессу лоббирования интересов. Анна Бабич, советник юридической фирмы «Василь Кисиль и Партнеры», также приходит к выводу о том, что пока процесс лоббирования не будет урегулирован и прозрачен, лоббирование не перестанет ассоциироваться с коррупцией.

Владимир Богатырь, заместитель министра юстиции, уверен, что специальный закон обязательно нужен, аналогичные законы приняты в таких постсоветских странах, как Венгрия, Литва, Грузия и Польша. На Украине вопрос принятия специального закона поднимался несколько раз, начиная с 1999 года, и пока не увенчался успехом.

По мнению г-на Богатыря, говоря о лоббизме, стоит вести речь не об общественной деятельности, а о профессиональном виде деятельности. «Даже смена названия закона в ходе обсуждения с Закона «О лоббизме» на «О влиянии общественности на принятие нормативно-правовых актов» свидетельствует о том, что принятию специального закона должна предшествовать разъяснительная кампания относительно термина «лоббирование», как действенного правового демократического инструмента ведения диалога между бизнесом и властью, а не принятия «необходимых» решений в интересах «уважаемых» людей», — отмечает г‑н Богатырь.

Владимир Богатырь напоминает, что законопроектом предлагалось определить лоббирование как легитимное влияние зарегистрированных и аккредитованных в установленном порядке лиц (лоббистов и лоббистских объединений) в интересах заказчиков лоббистских услуг на органы государственной власти, их должностных и служебных лиц при принятии (участии в принятии) ими нормативно-правовых актов.

Заместитель министра юстиции приводит опыт России, где не так давно президент подписал указ, уточняющий, кому из высокопоставленных чиновников придется в течение 2 лет после увольнения с госслужбы запрашивать разрешение специальных комиссий на трудоустройство в коммерческих и некоммерческих организациях, связанных с их сферой деятельности в качестве госслужащих. По мнению г-на Богатыря, указанная норма может содержаться, например, в законодательстве, регламентирующем деятельность госслужащих. Такой запрет был принят и успешно внедрен в Канаде для бывших министров и отдельных высших должностных лиц. Для сравнения, в США в 2009 году рынок легальных лоббистских услуг составил 3,5 млрд дол., именно бывшие чиновники являются ключевыми лоббистами и владельцами подобных компаний — говорит г-н Богатырь. Вопросам регулирования лоббизма уделяется большое внимание и в самом Европейском Союзе, в различных институтах ЕС действует примерно 15 000 групп интересов.

Коррупция или лобби?

Зачастую в крупных компаниях можно встретить штатного лоббиста, который теперь именуется «GR-менеджер». «Лоббисты были всегда, даже у нас, — говорит Андрей Ляхов, — только назывались по-другому: например, ходоками или толкачами. Каждый крупный завод в советские времена имел своего толкача, который проталкивал нужные решения в Москве или других столицах союзных республик».

«Я бы вообще не стал обобщать лоббистов и GR-менеджеров с коррупцией, так как коррупция, — объясняет г-н Бога­тырь, — это скорее общественно-политическое явление, осуждаемое обществом, а не легально оплачиваемая профессиональная деятельность. Грань между лоббизмом и коррупцией и должен установить специальный закон и разграничить лоббистскую деятельность и противоправную».

Сейчас же грань между коррупцией и лоббизмом г-н Иванов определяет наличием публичности — лоббизм почти всегда достаточно публичен в своем проявлении. Среди ярких представителей лобби он называет отраслевые ассоциации, осуществляющие данную деятельность в разных секторах экономики.

Естественно, что лоббировать чьи-либо интересы могут и юристы. Обычно лоббирование от юрфирм выражается в следующих формах: проведение круглых столов, конференций, публикации в прессе, проведение социологических и эконометрических исследований, разработка экспертных заключений по уже разработанным нормативным документам, вхождение в рабочие, экспертные группы и консультативные органы при органах исполнительной власти, непосредственный контакт с субъектом законодательной инициативы, разработка и продвижение законопроекта, опосредованное лоббирование через бизнес-ассоциации. «Основная задача лоббиста — показать власти, что данный конкретный интерес, им продвигаемый, для нее важен и выгоден», — говорит г-н Ляхов.

При этом Андрей Ляхов уверен, что у юриста нет своих интересов (он может защищать в разное время диаметрально противоположные интересы), поэтому любое лоббирование почти всегда осуществляется в интересах клиента. Публичное лоббирование, отмечает г-н Антоненко, как правило, происходит в интересах не конкретного клиента, а бизнес-сообщества или определенной индустрии в целом.

«Адвокаты «Василь Кисиль и Парт­неры» — активные участники бизнес/про­фильных ассоциаций, а также члены различных консультационных (экспертных) советов при органах власти, — говорит Анна Бабич, — но нашей перво­очередной целью не является лоббирование интересов конкретного клиента». По словам г-жи Бабич, на данном этапе такая позиция является следствием глубокого понимания определенной отрасли, желания улучшить существующее правовое поле, а также держать «руку на пульсе» возможных изменений. «Несомненно, клиент скорее выберет того юридического советника, который хорошо ориентируется не только в действующем законодательстве, но и во всех ожидаемых изменениях и тенденциях», — признается юрист.

О параллелях между лоббизмом и юридической практикой лучше всего говорит один из ведущих российских лоббистов Павел Толстых: «Лоббистская деятельность основана на знании особенностей принятия решений в том или ином органе власти। Ее можно сравнить с работой адвоката. Несмотря на то что все законы имеются в открытом доступе, нужен специальный посредник, который приведет судье убедительные аргументы в пользу позиции клиента. Лоббист — в каком-то смысле тоже адвокат общества в системе законодательной и исполнительной власти. Он ускоряет принятие важных государственных решений и способствует реализации потребностей различных групп, снимая социальные противоречия».

http://www.pravo.ua/article.php?id=100099950

суббота, 7 августа 2010 г.

Робочий візит: «Урядова практика публічної дипломатії в США»


7 – 28 серпня участь заступника Міністра юстиції В. В. Богатиря у складі української делегації у робочому візиті на тему: «Урядова практика публічної дипломатії в США». Під час візиту планується проведення двосторонніх зустрічей з представниками центральних органів виконавчої влади, громадських організацій та наукових кіл з метою ознайомлення з традиційними та новітніми засобами реалізації публічної дипломатії в Сполучених Штатах Америки

http://www.minjust.gov.ua/0/30984

среда, 4 августа 2010 г.

Судам закон подписан

Обещанное заместителем Главы Адми­нистрации Президента Украины Андреем Портновым подписание Закона Украины «О судоустройстве и статусе судей» «в первых числах июля» не состоялось. Виктор Янукович поставил свою подпись на документе, согласно сообщению пресс-службы главы государства, только 27 июля.

Впрочем, это легко объясняется тем, что на подпись главе государства сей важный акт был направлен с подписью спикера Владимира Литвина только 22 июля. До этого более двух недель документ «готовился на подпись», о чем сообщалось на официальном сайте парламента. Почему столько времени было уделено именно этому акту, можно только предполагать: то ли он оказался на дне кипы документов, принятых за предотпускную неделю парламента, то ли больно ­тщательно расставляли в нем запятые (надеемся, без смысловых изменений текста), но результат такой кропотливой работы — Закон не вступил в предполагаемые ­разработчиками сроки. А это означает, что сокращается время на реализацию норм раздела XІІІ «Переходные положения».

Так, согласно рассматриваемому парламентом 7 июля с.г. проекту Закона, он вступает в силу и вводится в действие с 15 июля 2010 года. Хотя в шуме при голосовании за принятие Закона в целом председательствующим предлагалось редакционно уточнить, что акт вступает в силу с момента официального опубликования.

Конституция Украины в части 5 статьи 94 определяет, что Закон вступает в силу через десять дней со дня его официального опубликования, если иное не предусмотрено самим законом, но не ранее дня его опубликования. Очевидно, что положение о 15 июля прямо противоречит указанной норме Конституции.

Как уточнил Андрей Портнов, Закон вступит в силу со дня опубликования — так предусмотрели в самом акте. На это также указал и старший советник ЮФ «Василь Кисиль и Партнеры» Вадим Беляневич: «На заседании Верховного Совета, когда Закон Украины «О судо­устройстве и статусе судей» принимался и голосовался, в конце заседания в стенограмме отображено, что Закон вступает в силу с момента опубликования. Я так категорически уверенно отвечаю, потому что лично изучил этот вопрос. Сначала вообще была дата 1 августа (это в проекте первого чтения), потом в сравнительной таблице появилась дата 15 июля. Сейчас ждем опубликования текста Закона».

Это подтвердил редакции и заместитель министра юстиции Украины Владимир Богатырь, отметивший, что изначально проектом предполагалось введение Закона в силу с 15 июля, но все-таки парламентарии исправили норму, и Закон вступит в силу со дня опубликования, не считая норм, для которых Законом преду­смотрен более поздний срок вступления в силу. Причем уже 30 июля с.г. Закон опубликован в специальном выпуске «Официального вестника Украины».

Хотя это право законодателя, думается, что надо было бы отложить момент вступления в силу такого акта, по крайней мере — по общему правилу. И если для глобальных вещей, как-то: новая процедура подбора кадров, наложение взысканий и создание Высшего специализированного суда Украины по гражданским и уголовным делам (ВССУ) — этот нюанс существенного значения не имеет, но если учесть, что этот Закон предполагает внесение изменений в процессуальные кодексы, включая сокращение процессуальных сроков, срочное вступление Закона в силу будет иметь реальные последствия.

Впрочем, с момента опубликования вступят в силу большинство, но не все нормы Закона.

Так, положения статей 32, 36 Закона относительно осуществления полномочий ВССУ вступят в силу после начала деятельности этого суда.

Предполагается, что ВССУ будет создан не позднее 1 октября 2010 года, а начнет работу с 1 ноября. А до этого времени должен быть издан Указ Президента Украины, ряд постановлений и распоряжений Кабинета Министров Украины относительно помещения и аппарата нового суда, сформирован судейский корпус. Что интересно: с начала работы Высшей квалификационной комиссии судей Украины (ВККС) по новым правилам подбор кадров во все суды будет осуществлять именно ВККС и по новой процедуре (не считая специальной подготовки, которая станет обязательной с 1 июля 2011 года), а не региональные и специализированные квалификационные комиссии судей, которые прекратят деятельность полностью.

С учетом того, что формирование нового состава ВККС предполагается только после проведения Съезда судей Украины (на это потребуется минимум два месяца), до 1 октября наполнить ВССУ кадрами (даже если они будут исключительно из числа судей Верховного Суда Украины (ВСУ), которые подадут заявление о переводе в новый суд), не удастся.

ВККС в нынешнем составе не сможет подавать рекомендации относительно избрания судей бессрочно в состав ВССУ, поскольку новых полномочий у комиссии еще не будет, а «старых» — уже: со вступлением в силу Закона утратят силу Законы Украины «О судоустройстве Украины», «О статусе судей» и «О порядке избрания на должность и увольнения с должности профессионального судьи Верховным Советом Украины».

Так что формирования ВККС придется ждать, иначе актуальным станет вопрос нелегитимности состава ВССУ.

Что касается формирования ВККС, по минимальным подсчетам, на это понадобится примерно два месяца. Так, согласно Переходным положениям, в течение 15 дней после вступления в силу Закона должны быть проведены собрания судей во всех судах по вопросу выдвижения делегатов на соответствующие конференции судей. После этого у советов судей специализированных судов и Организационного комитета первой конференции судей общих судов есть 20 дней для проведения соответствующих конференций, на которых должны быть сформированы советы судей и избраны делегаты на Съезд судей Украины. Сам Съезд (который избирает 6 из 11 членов ВККС) должен состояться не позже чем через месяц после предельного срока для проведения конференций.

Но для работы новой ВККС надо, чтобы были назначены не менее двух третьих от общего состава комиссии (то есть минимум 8 членов ВККС).

Также не ранее проведения Съезда судей Украины сможет начать работу новый Совет судей Украины, который должен будет назначить руководство Государственной судебной администрации (ГСА) Украины, утвердить соответствующее положение, а также положение об автоматизированной системе делопроизводства в судах.

Что касается материального и социально-бытового обеспечения судей, то соответствующие нормы вступят в силу лишь с 1 января 2011 года (с нового бюджетного периода). С этого же времени будут применять нормы об автоматизированном делопроизводстве в хозяйственных и общих судах.

С момента публикации объявления в «Голосе Украины» и «Урядовом курьере» о начале функционирования Единой базы данных электронных адресов, ­номеров факсов (телефаксов) субъектов властных полномочий будут применяться нормы, предусмотренные подпунктами 18, 20 подпункта 3.7 пункта 3 раздела XII «Заключительные положения» относительно отправки текстов повесток электронной почтой, факсом (телефаксом). Законом парламент рекомендует ГСА Украины создать такую базу до 1 января 2011 года.

Закон к тому же предусматривает, что все председатели и их заместители продолжают занимать свои должности до истечения срока полномочий. А если такая должность больше не предусмотрена — за судьей на срок полномочий сохраняется материально-социальное обеспечение. Но при этом также продолжают исполнять свои полномочия члены Высшего совета юстиции (ВСЮ), хотя этот орган будет иметь совсем другие функции, а измененный порядок их назначения предполагает увеличение в составе ВСЮ количества судей.

Интересная ситуация складывается и в процессуальных нормах. Предполагается, что ВСУ продолжит кассационное рассмотрение гражданских и уголовных дел до начала работы ВССУ. Но при этом в ВССУ передаются только те дела, которые поступили в ВСУ после 15 октября 2010 года, либо по которым не открыто производство, поступившие ранее дела ВСУ продолжает рассматривать в порядке, действовавшем до вступления Закона в силу. Это может также обернуться проблемой — если судьи ВСУ перейдут на работу в ВССУ, 20 судей ВСУ, из которых только по 5 судей, специализирующихся на гражданских и уголовных делах, имеющиеся ныне в Гражданской и Уголовной палатах ВСУ несколько десятков тысяч дел будут рассматривать вечность.

Стоит отметить, Закон предусматривает, что решения, принятые судами первой и апелляционной инстанций до вступления Закона в силу, обжалуются в порядке и сроки, действовавшие на момент их принятия.

Интересно, что с 1 января 2011 года социальные дела снова будут возвращены в административные суды. Но, что важно, иски, апелляционные и кассационные жалобы, поданные до нового года, даже те, по которым производство не открыто, будут рассматриваться теми судами, в которые такие заявления поданы.

Для военных судов время «Ч» наступит 15 сентября 2010 года, именно с этого момента они будут ликвидированы. До указанной даты военные суды должны завершить рассмотрение всех дел, по которым открыто производство, а остальные — передать председателю апелляционного суда соответствующего региона. До 15 сентября квалификационная комиссия судей военных судов должна передать имеющиеся материалы в нынешнюю ВККС. Остальные квалифкомиссии будут передавать материалы уже в новую ВККС. На период передачи материалов приостанавливаются сроки привлечения судей к дисциплинарной ответственности.

Квалификационные материалы, «переданные в установленном порядке до вступления в силу Закона», рассматриваются в порядке, действовавшем ранее. Но до вступления в силу Закона никакая передача дел об избрании (назначении) судей не предусматривалась. Возможно, речь идет о заявлениях, «поданных» кандидатами в судьи или судьями, претендующими на избрание бессрочно или перевод в другой суд?

Что касается новых квалификационных требований к судьям той или иной инстанции относительно возраста и стажа, эта норма не распространяется на лиц, которые занимают сегодня соответствующие должности в судах।

http://yurpractika.com/article.php?id=100099882