пятница, 31 августа 2018 г.

Тиск на адвокатуру загрожує погіршенням стану дотримання прав людини в Україні

Зростання тиску на адвокатуру загрожує погіршенням стану дотримання прав людини в Україні. Обидві тенденції мають бути оцінені міжнародними правозахисними організаціями, які мають необхідні інструменти для змін на державну політику в цій сфері.
Про це йшлося під час конференції, організованої Національною асоціацією адвокатів України за участю уповноваженого представника управління спеціальних процедур офісу Верховного Комісара ООН з прав людини, який перебуває з візитом в Україні.
Статистика порушень прав адвокатів свідчить про загрозливу ситуацію для ефективної і безпечної професійної діяльності захисників. Найбільш поширеними причинами для тиску на адвокатів є ототожнення адвокатів з клієнтами та наявність у адвокатів прав збирати докази, щоб захистити своїх клієнтів. “Правоохоронні органи сьогодні полюють на наші докази. В ході обшуків намагаються винести все, і наша робота із збирання доказів невинуватості людини зводиться нанівець”, - сказала Голова НААУ Лідія Ізовітова.
За її словами, останнім трендом стало порушення конституційної норми, якою кожному надано право на правничу допомогу з боку деяких суспільних груп. Такі активісти намагаються підмінити конституційну норму своїми правилами і фільтрувати, хто має право на адвоката, а хто — ні. При цьому ними здійснюються і спроби фізичного впливу на участь адвокатів в окремих справах, чим порушується право на вільний вибір захисника. Така ситуація свідчить про наступ на права людини і зокрема, ігнорування статті 7 Загальної декларації з прав людини ООН, якою проголошено, що «Всi люди рiвнi перед законом i мають право, без будь-якої рiзницi, на рiвний їх захист законом. Усi люди мають право на рiвний захист вiд якої б то не було дискримінації, що порушує цю Декларацію, i вiд якого б то не було пiдбурювання до такої дискримінації».
Наявні в українському законодавстві гарантії не працюють на те, щоб запобігати порушенням та забезпечувати невідворотність відповідальності за злочини проти адвокатів. Таке ставлення правоохоронних та державних органів до прав адвокатів порушує не лише національне законодавство, але і міжнародні стандарти, гарантовані адвокатам Основними принципами про роль юристів ООН.
Зважаючи на ключову роль адвокатури в захисті прав людини, тиск на адвокатів прямо суперечить і іншим міжнародним документам, які зобов”язалася виконувати Україна, зокрема і фундаментальному Пакту про громадянські і політичні права.
Систематизовані дані про види порушень прав адвокатів опубліковано у звіті Національної асоціації адвокатів України. Оновлені цифри свідчать про те, що професія перебуває під ризиком, а на тлі погіршення ситуації з правами людини в Україні тиск на адвокатуру може мати руйнівні наслідки для всіх українських громадян. З 2013 року було вбито 8 адвокатів; в цілому тільки у провадженні Генеральної прокуратури з 2016 року було відкрито близько 600 кримінальних проваджень стосовно прав адвокатів, проте, до суду було передано менше 1% цих кримінальних справ. Порушення відбуваються кожного дня, наприклад, щойно 29 серпня у Києві було 12 обшуків адвокатів, 7 — у Дніпрі.
Адвокати наголошують на тому, що спроби протистояти тиску на професію і змусити закон працювати виявляються марними. Абсурдною виглядає ситуація, коли необхідно домовлятися з правоохоронними органами про те, щоб вони виконували свої законні обов”язки.
За словами Голови НААУ Лідії Ізовітової, така ситуація свідчить про те, що національні інструменти для захисту прав адвокатів не працюють. На звернення до правоохоронних та державних органів надходять формальні відповіді, в яких інколи міститься заперечення самих фактів порушень прав захисників.
Механізми захисту нашою організацією, нашою професійною спільнотою вичерпані. Саме тому ми звертаємося до уповноваженого Ради ООН з прав людини. Також, зважаючи на те, що ситуація з правами людини в Україні моніториться місією ООН в Україні, ми звертаємо увагу на те, що маркерів моніторингу недостатньо, щоб відобразити стан дотримання прав людини в нашій країні. Окрім того, мають бути і рекомендації, що держава повинна робити, аби її виправляти”, - сказала Лідія Ізовітова.
Окрім індивідуальних випадків порушень, звіт містить інформацію про перешкоджання діяльності органів адвокатського самоврядування. Ради адвокатів регіонів та Комітети захисту прав адвокатів у їхньому складі разом з НААУ формують загальнонаціональний інструментарій захисту права на професію. Проте, і цей передбачений законом механізм не застрахований від втручань і навіть фізичного блокування їхньої роботи.
Особливу увагу учасниками конференції приділено інструментам захисту прав адвокатів на міжнародному рівні. Стефано Сенсі — повноважний представник управління спеціальних процедур офісу Верховного Комісара ООН з прав людини розповів про інструменти ООН, які застосовуються під час захисту прав адвокатів. Зокрема, спеціальні процедури ООН передбачають роботу спецдоповідача з питань незалежності суддів та адвокатів. Така особа діє як незалежний експерт, який складає звіти, здійснює моніторингові візити до окремих країн та реагує на індивідуальні випадки порушень прав адвокатів у формі адресних комюніке.
У рамках роботи із захисту прав адвокатів на міжнародному рівні Комітет захисту прав адвокатів НААУ звернувся з індивідуальними скаргами щодо порушень прав адвокатів Олександра Надреберна (м. Одеса), Володимира Богатиря (м. Київ) та з колективним зверненням по стану порушень прав адвокатів та гарантій адвокатської діяльності в Україні упродовж 2016-2018 років із детальним описом кожної ситуації.
Сьогодні адвокати ОА AVER LEX передали особисто Стефано Сенсі індивідуальні скарги про грубі порушення прав адвокатів AVER LEX під час розгляду резонансних політичних справ у Печерському та Оболонському районних судах міста Києва.


четверг, 30 августа 2018 г.

"Передать функции МИДа в офшор". Зачем сервисы в визовых центрах Украины решили отдать компании-посреднику из Маврикия



14 июня на странице Департамента консульской службы Министерства иностранных дел Украины в Facebook появилось важное сообщение.
Чиновники анонсировали: до начала августа свои двери откроют 56 визовых центров в различных уголках мира, которые будут предоставлять услуги иностранцам по части приема их ходатайств при оформлении виз для въезда в Украину.
Данная ситуация представлялась в МИДе как знаковое событие с точки зрения международных отношений и визовых процессов. А также интерпретировалась в качестве своего рода геополитической "перемоги".
Дело в том, что сразу восемь визовых центров открываются на территории России. И именно в эти учреждения должны будут обращаться жители "северного соседа" (как граждане, так и иностранцы) за правом на получение гарантии для беспрепятственного въезда на украинскую территорию. То есть, формировалась своего рода основа для визового режима на российско-украинской границе, планы о чем уже несколько лет вынашивают власть имущие в официальном Киеве.
География размещения остальных 48 визовых центров включает азиатские государства и африканский континент. Так, сразу 5 центров запустили в городах Индии, по три - в Турции, Пакистане в Китае, по два - в Саудовской аравии, Южной Африке, Ираке и Вьетнаме, по одному - в Алжире, Анголе, Бангладеше, Сенегале, Тунисе, Уганде, Гане, Эфиопии, Индонезии, Египте, Иране, Иордании, Камеруне, Кении, Зимбабве, Кувейте, ДР Конго, Кот-д'Ивуаре, Ливане, Малайзии, Марокко, Нигерии, ОАЭ, на Филиппинах и Шри-Ланке.
Благодаря этим мерам, в интерпретации консульской службы, должно было состояться "открытие Украины миру". Отдельно при этом подчеркивалось - новшество стало возможным благодаря успешному сотрудничеству отечественных дипломатов с "мировым лидером в отрасли внешнего оказания услуг", компанией "VF Worldwide Holdings Ltd".
Отмечалось, что в открываемых под ее брендом центрах заявители могут подать документы для оформления виз, а также получить ряд дополнительных услуг. Например, изготовить фотокарточки, оформить полис медстраховки, осуществить перевод и копирование документов, заказать курьерские услуги, СМС-информирование или получить обслуживание в залах повышенного комфорта.
Таким образом, в госуправлении и работе дипломатических представительств был заявлен, по крайней мере, частичный переход на аутсорс. Впрочем это, казалось бы, важное новшество оказалось с определенным изъяном.
Появление скептика
Так, открытие сервисных визовых центров по оформлению виз в Украину заинтересовало бывшего замминистра юстиции, адвоката Владимира Богатыря. Он принялся выяснять подноготную появления компании-посредника "VF Worldwide Holdings Ltd" на этом рынке.
И считает сложившуюся ситуацию по меньшей мере загадочной, а то и потенциально преступной. Выказывая сразу несколько претензий к официальным власть имущим.
"Я увидел на сайте МИД очередную новость о достижениях ведомства, и мне вспомнилось, как долгие годы различными составами правительства Украины велась работа по исключению частных организаций из перечня структур, оказывающих прямые государственные услуги. Сегодня же мы наблюдаем обратную тенденцию - частнику передан функционал в сфере выдачи виз, стандартной госфункции", - говорит "Стране" Богатырь.
В середине лета он обнародовал на своей странице в Facebook краткие итоги юридического анализа работы сервисно-визовых центров Украины за рубежом под вывеской "VF Worldwide Holdings Ltd".
"С правовой точки зрения я выписал, на кого именно возлагается функция по выдаче виз для права въезда на территорию Украины. Передача их от государственного органа посреднику не предусмотрена действующим законодательством и здравому смыслу. Возможно, такие подходы приемлемы для отдельных стран, где передача госфункции частникам распространена, но для внедрения этого в Украине нужен избирательный подход и соответствующая нормативная база, которая на сегодня отсутствует. Особенно печально это наблюдать, ведь ранее долгие годы наше государство пыталось избавиться от пиявок на теле госорганов в виде присосок, приставок и компаний, которые по сути эксплуатировали свои эксклюзивные возможности", - отмечает Богатырь.
В МИДе при этом уверяют, что закон не нарушали. Мол, 100%-ой гарантии обращение за украинской визой в центры не гарантирует. А стало быть, появление компании-посредника не нарушает чьих-либо прав и свобод.
"На центры возлагается техническое сопровождение визовых досье и оказание содействия заявителям, а непосредственное принятие решений об оформлении/отказе в выдаче виз будут осуществлять, как и ранее, консулы Украины в соответствующих иностранных диппломатических представительствах", - неоднократно подчеркивали в ведомстве Павла Климкина.
Заявка офшора из Маврикии победила предложение китайцев и украинских волонтеров
Богатырь с такой трактовкой не соглашается. Он говорит, что после обнародования его поста в соцсети к нему поступали звонки от различных людей, которые убеждали - у бывшего замминистра юстиции сложилось ошибочное мнение о роли VF Worldwide Holdings Ltd в "визовом аутсорсе по-украински".
"Я ответил, что хочу продолжить свой анализ. Меня интересует прецедент отчуждения государственной функции частной компании. И многое позволяет считать, что в таких действиях по сути проявляется халатность отдельных чиновников, которая приводит к угрозе национальной безопасности Украины", - говорит адвокат.
По его словам, уже подготовлен проект соответствующего обращения в НАБУ, от которого юристы намерены запросить трактовку "совместной деятельности" Министерства иностранных дел и визового посредника.
Дополнительный скепсис у Богатыря вызывают и другие детали захода на рынок "визового аутсорса" компании VF Worldwide Holdings Ltd. "Я пошел в реестр компаний, и выяснил - данная фирма структурирована так, что она не платит налоги и по ряду признаков является типичным офшором. Не до конца прозрачная структура собственности натолкнула меня на версию о возможном получении отдельными лицами неправомерной выгоды", - отмечает он.
И добавляет, что "как консервативный юрист" не намерен был раздувать из истории скандал, заранее затеяв переписку с ответственными министерствами и ведомствами. Итогом этого общения стали несколько ответов.
Во-первых, в Министерстве экономики адвокату сообщили, что не считают услугу по привлечению "визовых посредников" подпадающими под закон "О публичных закупках".
Во-вторых, уже по линии МИД, Богатыря уведомили - де-юре внешнего поставщика услуг по приему документов от желающих оформить визы в Украину все-таки отобрали на конкурсной основе, причем еще в середине прошлого года.
Выяснилось, что помимо VF Worldwide Holdings Ltd оказывать услуги посредника между консульствами Украины за рубежом и заявителями тогда вызвались туристическая компания Tianma Tour (Китай), а также волонтерская организация "Международный благотворительный фонд "Хелп-юкрейн". Впрочем, предложения последних структур были забракованы конкурсной комиссией. В итоге, зарегистрированная на Маврикии VF Worldwide Holdings Ltd в сентябре 2017 года был заключен договор о сотрудничестве.
"Предлагаю закрыть МИД и все их функции передать в офшор или слепой траст. В рамках задекларированной реформаторами борьбы с офшорами", - резюмировал свое исследование экс-замминистра, так и не удовлетворившись ответами официальных ведомств.
Визами для украинцев занялась фирма "водителя шефа" из Риги
"Страна" изучила доступную информацию о VF Worldwide Holdings Ltd, которая была отобрана в качестве эксклюзивного партнера украинских дипломатов для работы за границей. Согласно официальным сообщениям, эта структура имеет арабо-швейцарские корни - VFS Global, входящую в состав холдинга Kuoni. На офшор же из Маврикия оформлена сама торговая марка этой компании, которая работает с дипломатическими миссиями более чем сотни государств по всему миру.
В Украине VFS Global также ранее стала известной несколько с иной стороны, оказавшись в эпицентре "визового скандала" в 2016 году. Но тогда речь шла о работе ее представительств внутри государства, а не "экспорта" услуг, как сегодня.
Так, журналисты газеты "Экспресс" выяснили, что юридически VFS Global не была зарегистрирована в Украине. Однако, это не помешало под вывеской данной торговой марки оказывать визовые услуги другой структуре - частному предприятию "Визовый Сервис Центр". Конечным бенефициаром которого оказалась вовсе не всемирно известная VFS Global, а - сквозь сложную структуру собственности - офшорная компания на карибском острове Кюрасао.
Номинальным конечным владельцем "Визового Сервис Центра", а также предприятия на карибском острове Кюрасао в реестрах на тот момент был указан латвийский гражданин российского происхождения Юрийс Байковс, с адресом регистрации в Риге.
Журналисты издания связались с его отцом, проживающим в панельной многоэтажке, а также с самим Байковсом, который является трудовым мигрантом и (как утверждает его отец) работает водителем в аэропорту в Лондоне.
Юрийс Байковс не стал опровергать свою связь с компанией, но отказался отвечать на более детальные вопросы без письменного обращения.
Вместо него это попытались сделать в представительстве VFS в Украине. Тогда в ряде изданий появились публикации, где расследования журналистов о Байковсе и его потенциальных работодателях (в числе которых назывались, россияне - Антон Борисенко и Михаил Игнатьев) были расценены как своего рода "информационные атаки" на главу МИД Климкина. Роль записанного на рижанина "Визового Сервис Центра" в процессе выдачи виз в VFS пытались представить как некоей строительно-управляющей фирмы, которая к процессу оформления виз имеет весьма отдаленное отношение.
"Во многих странах, в том числе в Украине, VFS работает совместно с партнерами – управляющими компаниями. Мы привлекаем их, в первую очередь, для строительства и ремонта помещений визовых центров, поскольку сама VFS Global не занимается стройкой, иногда передаем часть технических функций, таких, например, как подбор персонала или прием платежей от заявителей. Эти компании обязательно присутствуют в наших конкурсных заявках и утверждаются дипломатическими миссиями, чьи интересы представлены в Сервисно-визовых центрах. Фирма "Визовый Сервиc Центр" – одна из таких компаний-партнеров, причем в Украине мы работаем с ней уже больше 7 лет, и никаких претензий ни с нашей стороны, ни со стороны дипломатических миссий, не возникало", - приводили журналисты комментарий авторства Амит Кумар Шарма, представителя VFS в Украине.
Впрочем, конкретных пояснений об отсутствии фактической регистрации их компании в Украине тогда так и не последовало. По одной из версий, ранее озвученной в СМИ, протекцию VFS якобы оказывал глава киевского управления юстиции Станислав Куценко. В ведомстве Павла Петренко на эти претензии никак не реагировали.
Два месяца назад грянул еще один скандал с дочерними структурами VFS Global. Представители ООО "Ви Эф Консалтинг Сервисез", которая предоставляет посреднические услуги при оформлении виз по договорам с 16 дипломатическими миссиями, пожаловались на давление, оказываемое на них со стороны налоговой милиции.
Как сообщил гендиректор "Ви Эф Консалтинг Сервисез" Георгий Шевченко, которого цитировало агентство "Интерфакс-Украина", за последние полгода в офисах компании проводятся обыски и допросы, что приводит к помехам и остановке оформления виз гражданами Украины.
"Наша компания не имеет никаких нареканий со стороны государственных органов. За эти полгода проверок нам не было предъявлено ни одного обвинения, не выставлено ни одной штрафной санкции, однако давление на предприятие только усиливается", - утверждал Шевченко.
Согласно материалам судебного реестра, еще в мае 2016 года фискалы возбудили уголовное производство по факту умышленного уклонения должностными лицами ЧП "Визовый Сервис Центр" от уплаты налога на прибыль и налога с доходов, полученных нерезидентом в Украине, а также подозрения в создании ряды фиктивных предприятий, на которые выводилась прибыль.
В пресс-службе ГФС тогда сообщали, что общий размер финансовых претензий государства к "Визовому Сервис Центру" превышает 57 млн грн. Но сразу после составления акта документальной проверки и возбуждения уголовного дела этот посредник, действовавший в Украине под вывеской VFS Global, был ликвидирован. Вместо него было создано юридическое лицо ООО "Ви Эф Консалтинг Сервисиз", которое продолжает осуществлять деятельность по оформлению виз. Следствие полагало, что данные компании являются связанными. Впрочем, подобный шлейф за "визовыми аутсорсерсами" в Украине никак не повлиял на планы отечественного МИДа, который в 2017 года поделился монополией на часть государственных функций с "материнской" структурой VFS.



среда, 29 августа 2018 г.

Не юридична зброя Департаменту політичних переслідувань

Нещодавно, завдяки колишньому заступнику Генерального прокурора України Олексію Баганцю, в Укрінформі, на засіданні круглого столу говорили про дотримання правоохоронними органами конституційних прав і свобод громадян. Де-факто, згідно зібраної статистики кожну третю особу було затримано незаконно! Хіба такого очікували учасники Революції Гідності?

Висновки невтішні, особливо, коли їх роблять колишні колеги. Однак, статистика вперта річ і підтверджує відсутність у реаліях сьогодення належного виконання своїх безпосередніх обов’язків та недотримання основних принципів діяльності усіма ланками правоохоронної системи. Мова не йде ні про дотримання юридичної рівності та справедливості, ні про відповідність діяльності правоохоронців принципам верховенства права та законності, поваги до прав і свобод людини і громадянина, прозорості діяльності, позапартійності та деполітизації. Дискусія підтвердила актуальність піднятих питань, було приділено особливу увагу на неефективність та незадовільний стан реформованих правоохоронних органів, відсутність реальної відповідальності за перевищення повноважень та відверті зловживання з боку правоохоронців за наслідками недотримання конституційних прав і свобод громадян.


Ми маємо чисельні приклади порушень з боку правоохоронних органів права на захист, невиконання судових рішень, створення перешкод у діяльності захисників. Поряд з цим, доповнюють невтішну картину досудових розслідувань провокації злочинів, створення штучних доказів вини, які не відповідають критеріям допустимості та належності доказів з боку всіх правоохоронних органів.

Серед іншого «особливо відзначено» Управління спеціальних розслідувань ГПУ – або ж як його ще називають «Департамент політичних переслідувань». Під час здійснення досудового розслідування у так званій справі «щодо захоплення у 2010 році державної влади шляхом зміни Конституції України».

Так, група слідчих Управління спеціальних розслідувань ГПУ під час проведення досудового розслідування обставин прийняття суддями Конституційного суду України рішення від 30.09.2010 № 20‑рп/2010 щодо повернення дії Конституції України 1996 року після чотирьох років слідчої роботи, знайшла крайніх з числа співробітників Мінюсту, які зареєстрували та надрукували Рішення Конституційного Суду України, яке вступило в силу з моменту його оголошення судом і було негайним до виконання. Більше того, це рішення діє і нині.

Вдаючись до чисельних порушень, слідчі так і не змогли у встановлений законом спосіб вручити підозру нашому колезі, адвокату Володимиру Богатирю та не дивлячись на майже два десятки зобов’язань суду не допускають захисників до участі і ознайомленні з матеріалами кримінального провадження. Знаючи, що адвокат за межами України слідчі направили матеріали всюди, окрім місця його реєстрації, хоча мали б відкликати його з відрядження у встановлений законом 60-денний термін. Очевидно, що порушення права на захист сьогодні є основним елементом Департаменту політичних переслідувань.

При цьому, на питання чому серед вказаних осіб відсутні судді Конституційного суду України «Управління самих чесних» відповіді не надає вже близько року. Можливо, незручно шановному пану Горбатюку С.В. визнавати, що судді, які прийняли вказане рішення, продовжують у тому числі трудитись у Конституційному суді України та, що головне, продовжують приймати рішення.

Можливо з цих причин, щоб не задавали незручні питання та не розхитували «революційно» доцільне кримінальне провадження, з боку слідчих Управління спеціальних розслідувань ГПУ іґноруються норми КПК України щодо участі у кримінальному провадженні захисників Богатиря В.В., не виконуються ухвали слідчих суддів з приводу допуску та ознайомлення з матеріалами провадження, не надаються матеріали, які обґрунтовують клопотання, подані прокурором суду, неправомірно залучаються адвокати з системи БПД.

Разом з тим, Управління спеціальних розслідувань ГПУ перебуває у тренді, оскільки під «справи Януковича В.Ф.», з чим би вони не були пов’язані, можна проштовхнути з обвинувальним актом до суду, що завгодно і з ким завгодно. А якщо судді будуть незговірливими, рецепт від Управління спеціальних розслідувань ГПУ простий, спочатку викликати суддю на допит, подати скаргу до Вищої ради правосуддя, а якщо і це не допомагає, – порушити кримінальне провадження.

При цьому, методи розслідування вказаних обставин, якими користуються підлеглі очільника Управління спеціальних розслідувань ГПУ Горбатюка С.В., не витримують жодної критики. Відповідну оцінку такій роботі слідчих вже дав Печерський районний суд м. Києва, задовольняючи заяви адвоката Богатиря В.В. про відвід усієї групи слідчих у цьому кримінальному провадженні.
За таких обставин, органом досудового розслідування не доведено в діях Богатиря В.В. наявності складу злочину, оскільки рішення КСУ № 20‑рп/2010 є чинним та не скасовано по сьогоднішній день. Зокрема ЄСПЛ від 19.10.2000 у справі «Włoch v. Poland» зазначив, що: «не може бути розумної підозри, якщо дії чи обставини, що ставляться в провину особі, не складали злочину в той час, коли вони відбувались».

Разом з тим, Апеляційний суд міста Києва на підставі тих же матеріалів, якими обґрунтовувалося підозра Богатирю В.В., відмовив у задоволенні клопотання про тримання під вартою Лавриновичу О.В. з підстав відсутності обґрунтованої підозри у вчиненні Міністром юстиції України Лавриновичем О.В. кримінального правопорушення, передбаченого ч. 2 ст. 27, ч. 1 ст. 109 КК України та помилковості тверджень сторони обвинувачення про вчинення Лавриновичем О.В. злочинних дій щодо повернення в неконституційний спосіб дії Конституції України від 08.06.1996 року, які полягали у незаконному внесенні до Єдиного державного реєстру нормативно-правових актів та опублікуванні тексту Конституції 1996 року в інформаційному бюлетені «Офіційний вісник України» Міністерства Юстиції України, що потягло за собою набуття Президентом України Януковичем В.Ф. у непередбачений Конституцією України спосіб додаткових повноважень, закріплених в редакції Конституції 1996 року, які на час його обрання Президентом України відносилися до повноважень Верховної  Ради України, тобто в захопленні державної влади.

Однак, незважаючи на численні рішення судів, слідчі Управління спеціальних розслідувань ГПУ при сприянні процесуального керівництва прокурорів ГПУ за відсутності належних та допустимих доказів, які б доводили обґрунтованість підозр, з метою задоволення кар’єрних орієнтацій керівника Управління спеціальних розслідувань ГПУ, продовжують вчиняти протиправні умисні дії, якими порушуються права Богатиря В.В. на захист, порушується принцип презумпції невинуватості. З боку слідчих та прокурорів прослідковується постійне іґнорування положень КПК України, штучно створюються неналежні та недопустимі докази обвинувачення шляхом залучення у позапроцесуальний спосіб науковців для підготовки зручних досліджень.

Так, за підписами Козюбри М.І., Коліушка І.Б., Савчина М.В. та Василенка В.А. складено висновок фахівців-правознавців (спеціалістів) щодо запитань, поставлених слідчими ГПУ. Разом з тим, чи не єдиний доказ сторони обвинувачення виявився при детальному аналізі неналежним, оскільки не відповідає вимогам КПК України та Інструкції «Про призначення та проведення судових експертиз та експертних досліджень», затвердженої наказом Міністерства юстиції України від 08.10.1998 № 53/5, щодо порядку призначення та проведення судових експертиз.

Нагадаю, що відповідно до ч. 1 ст. 71 КПК України спеціалістом у кримінальному провадженні є особа, яка володіє спеціальними знаннями та навичками застосування технічних або інших засобів, якими аж ніяк не користуються правники. Разом з тим, питання викладені у висновку розкриваються в науково-правовій площині та мають теоретичне і політичне підґрунтя. При цьому, КПК України не передбачає право спеціаліста на викладення свого дослідження у формі висновку.

Таким чином, за свої змістом та формою даний висновок фактично є висновком експерта, оскільки в ньому досліджуються об’єкти, явища і процеси, які містять відомості про обставини вчинення ймовірного кримінального правопорушення. Більше того, даним висновком розглянуто та досліджено ряд питань у сфері права, попри те, що законодавством встановлена пряма заборона щодо вирішення питань з права та надання оцінки законності проведення процедур, регламентованих нормативно-правовими актами.

Однак, не тільки форма має дефекти, але і зміст також. Дефектності висновку спеціалістів додає непослідовність позиції Козюбри М.І., Коліушка І.Б. та Василенка В.А., яка діаметрально відрізняється від їх же позиції, але у іншому висновку, який підписали шановні науковці будучи членами Національної Комісії зі зміцнення демократії та утвердження верховенства права на третьому пленарному засіданні Комісії від 27.12.2005.
Таким чином, усі ці дії підтверджують факт штучного створення доказів обвинувачення у вказаному кримінальному провадженні, підробки документів, з метою незаконного притягнення Богатиря В.В. та інших до кримінальної відповідальності за надумане кримінальне правопорушення.

Аналізуючи обставини, які передували повідомленню про підозру Богатирю В.В., є всі підстави вважати, що переслідування адвоката Богатиря В.В. здійснюється суто за політичною доцільністю, а головною метою є звинувачення особи у причетності до попереднього політичного режиму, незважаючи при цьому на відсутність обґрунтованої підозри і власне того, що при тому ж режимі він і був скорочений, не дивлячись на досвід роботи в трьох урядах під час каденції двох президентів.

Безперспективність досудового розслідування за підозрою Богатиря В.В. очевидна вже сьогодні, однак питання відповідальності за незаконне притягнення особи до кримінальної відповідальності залишається відкритим.

Завершу прямою мовою з круглого столу Олексія Баганця,  – нині адвоката, а в минулому заступника Генерального прокурора України: «За ці чотири роки склалась кризова ситуація, коли конституційні права та свободи учасників процесу та інших осіб систематично, відверто порушуються. Аналізуючи інформацію за всіма правоохоронними органами, приходжу до висновку, що протягом 2017 року, згідно зі статичними даними Генпрокуратури, судами було виправдано як мінімум 431 особу, із яких щонайменше 81 особа трималась незаконно під вартою. За відсутністю події та складу злочину, а також недостатністю доказів вини вчинення злочину слідчими усіх органів було закрито 761 тис. 673 кримінальних провадження. Фактично незаконно на стадії досудового розслідування було затримано без дозволу суду як мінімум 5 тисяч 12 осіб, які в подальшому були звільнені з-під варти».




Олександр ПЛАВАН
Партнер, Адвокат Адвокатського об’єднання «Богатир та партнери»







четверг, 23 августа 2018 г.

«Политический» департамент ГПУ интересует PR, а не выяснение обстоятельств — В.Богатырь об уголовном преследовании

На этой неделе Комитет по защите прав адвокатов Национальной ассоциации адвокатов Украины обратилсяк международным партнерам по поводу нарушения прав Владимира Богатыря — заслуженного юриста Украины, адвоката, управляющего партнера АО «Богатырь и Партнеры». Речь идет о нарушении профессиональных гарантий защитников г-на Богатыря в уголовном производстве, касающемся решения Конституционного Суда Украины от 2010 года о возобновлении действия Основного Закона в редакции 1996 года. Фигурантом уголовного производства стал и Владимир Богатырь, занимавший в 2010 году должность заместителя министра юстиции Украины. По просьбе «Юридической практики» Владимир Богатырь предоставил развернутый комментарий по поводу данного резонансного дела и его значения для имиджа Украины. Находится ли адвокат в международном розыске? Насколько реально доказать правоту г-на Богатыря в украинских судах? Является ли дело политически мотивированным? На эти и многие другие вопросы мы услышали ответы из первых уст.
Суть обвинения
Само по себе утверждение следствия о наличии в действиях сотрудников Минюста каких-либо противоправных действий является несостоятельным и основывается исключительно на желании доказать необходимость своего существования со стороны «специальных» органов расследования, которые активно имитируют бурную деятельность.
Несостоятельность подозрения подтвердил суд, аналогичную позицию высказали Венецианская комиссия, нынешнее руководство Министерства юстиции, а следователь, выдвинувший подозрение, был отведен судом в связи с предвзятостью. В связи с этими же обстоятельствами были отведены и все остальные следователи следственной группы. Фактически мы имеем действующее решение КСУ, которое было опубликовано в ведомственном издании Минюста. Напомню, что решение КСУ вступает в силу с момента оглашения, а не с момента публикации. В связи с этим любые публикации не имеют никаких юридических последствий. С точки зрения уголовного права можно признать неправосудным любое решение суда любой юрисдикции, кроме решений КСУ.
По сути есть факт, когда КСУ вынес решение, которое было и является обязательным для исполнения всеми государственными органами. Однако, исходя из политической целесообразности, было инициировано уголовное преследование в формате, выбранном органом расследования, который вместо выяснения обстоятельств занимается политическим пиаром, что и неудивительно при отсутствии юридического образования у руководителя ведомства, при этом ЕСПЧ признает противоправными действия по нарушению права на защиту со стороны руководителя направления, который проводит «специальные» политические расследования. Удивительно, почему нарушение права на защиту, зафиксированное ЕСПЧ, не стало основанием для его люстрации широко разрекламированной действующей властью.
В конце концов КСУ на тот момент был политическим органом с правовой точки зрения, и уголовное преследование за результаты политической деятельности является неприемлемым. Руководствуясь такой логикой, почему не несут ответственность народные депутаты тогдашней оппозиции, которые признали действие измененной Конституции?
Посмотрите, до чего дошел абсурд: руководитель ГПУ открыто признает, что является политической фигурой, а прокуроры в своих интервью, подражая ему, предлагают похищать участников уголовных процессов с территории других стран, открыто призывают различного рода «активистов» создавать давление во время тех или иных дел судом.
Меня дважды допрашивали в рамках расследования этого эпизода в СБУ и ГПУ. Когда следствие велось СБУ, следователь, очевидно, пытался установить истину и обстоятельства дела, с «политическим» департаментом ГПУ все обстоит иначе.
Вызывает недоумение, как Министерство юстиции, которое исполняло безотлагательное и действующее поныне решение КСУ, виновно в сути самого решения? Если рассматривать само исполнение данного решения, то и парламент на следующей сессии принял в работу измененный текст Конституции, приводя в соответствие текущее законодательство.
Мне сложно судить о подготовке и процедуре принятия самого решения, т.к. до его вынесения я был сначала в США, потом в Великобритании, и мне не известны обстоятельства его подготовки, однако абсолютно очевидно, что «политический» департамент интересует только наличие PR-дела, а не выяснение реальных обстоятельств.
Тем не менее отмечу, что, само по себе расследование несостоятельно в связи с безрассудной идеей преследования в связи с публикацией. Подлинной же целью является попытка обеспечить иммунитет лицам, которые провели за восемь минут смену Конституции после насильственной смены власти в 2014 году. Осознавая, что произошло, отдельные горячие головы пытаются наспех придумать дело, исходя из логики, что узурпация (насильственная смена власти) ранее узурпированной власти не содержит состава преступления.
Отсутствие факта надлежащего вручения уведомления о подозрении
Стоит начать с того, что с самого начала осуществления следственных действий и по сегодняшний день сотрудники ГПУ систематически допускают грубые процессуальные нарушения. Так, к примеру, попытки уведомить меня о подозрении и вручить соответствующее уведомление оказались не только безуспешными, но и были сделаны субъектом, не имеющим на это ни законных прав, ни полномочий, — следователем. Законодательством предусмотрена специальная процедура вручения уведомления о подозрении адвокату. Такими полномочиями наделен лишь Генеральный прокурор, его заместитель или прокурор города. В данном случае имела место попытка следователя уведомить меня о подозрении путем отправки по почте подписанного замом Генпрокурора уведомления. Такие действия не соответствуют требованиям закона, который гласит о том, что вручение уведомления о подозрении должно осуществляться непосредственно лицом, которое его подписало, поскольку правовая норма УПК Украины предусматривает именно понятие вручения, а не передачи или передоверия. В день попытки уведомить меня о подозрении следствием умышленно не был принят во внимание факт моего отсутствия на территории Украины в связи с нахождением в долгосрочной деловой поездке, в которую я отправился за несколько месяцев до начала проведения каких-либо следственных действий. 
Около полутора лет назад, во время одной из зарубежных деловых поездок, мне звонил следователь и вызывал меня, соответственно, я прилетел и сходил на допрос. После этого меня никто не вызывал и никаких повесток по адресу моей регистрации мне не присылал.
В дополнение скажу, что с момента создания адвокатского объединения большую часть времени я стал проводить в ЕС. Так как из-за серии экспериментальных реформ судебная система Украины окончательно утратила доверие как место рассмотрения споров, а правоохранительная система парализована и поражена коррупцией, поэтому многие мои коллеги стали развивать зарубежные направления, практикуя в цивилизованных юрисдикциях.
Нарушение установленного порядка вызова лиц, находящихся за пределами Украины
Точно зная, что я нахожусь за пределами Украины, следователи на протяжении нескольких месяцев направляли повестки по непонятным адресам, но так ни разу не направили по адресу моей официальной регистрации. При этом они просто игнорировали процедуру, предусмотренную статьей 566 УПК Украины, которая определяет, что вызов лица, пребывающего за пределами территории Украины, осуществляется путем направления запроса компетентному органу иностранного государства. Законом четко установлен порядок вызова лиц, находящихся в зарубежных поездках, о чем прокуратура была письменно уведомлена сотрудниками нашего адвокатского объединения. Тем не менее в угоду политической целесообразности соблюдать формальности и процедуры никто не стал и, видимо, не собирается этого делать.
Отсутствие международного розыска
С целью объявить меня в международный розыск следствием был направлен соответствующий запрос в Департамент международного полицейского сотрудничества (Interpol). В ответ пришел отказ, мотивированный тем, что Interpol не принимает участия в делах, имеющих признаки политического преследования и давления, что еще раз говорит о характере выдвинутого мне подозрения. Но на этом следователи и прокуроры Департамента «специальных» расследований не остановились и пошли дальше — составили собственное постановление, которым меня объявили в международный розыск. Что интересно: данное постановление абсолютно не имеет никакой юридической силы и по своему смыслу является необоснованным и незаконным, поскольку такими полномочиями сотрудники «политического» спецдепартамента не наделены.
Нарушение принципа презумпции невиновности
Ряд прокуроров, как мне стало известно, допустили публичные высказывания, нарушая принцип презумпции невиновности, есть случай, когда судья еще до попытки вручить подозрение уже определил вину в своем постановлении. Так, прокуроры неоднократно, безосновательно и умышленно позволяли себе публичные высказывания обо мне как о «подозреваемом» и «преступнике» на разного рода брифингах и телеэфирах. Такие действия являются грубым нарушением принципа презумпции невиновности в уголовном процессе, так как по сегодняшний день ни одним судом не был установлен факт наличия моей вины. Более того, такие высказывания повлекли за собой огласку в обществе и формирование заведомо неправдивого мнения обо мне. Не имея каких-либо доказательств о вручении мне уведомления о подозрении, сотрудники спецдепартамента незаконно внесли данные обо мне в Единый реестр досудебных расследований.
Нарушение права на защиту
Дополнительно хочу отметить, что сотрудники Департамента «спецрасследований» уже на протяжении года умышленно препятствуют моим защитникам вступить в дело. Такие действия осуществляются путем недопуска адвокатов к материалам производства и путем непризнания их моими защитниками. Более того, правоохранители, нарушая все требования, предусмотренные УПК Украины, осуществляют неправомерные действия по истребованию у адвокатов дополнительных документов для подтверждения их полномочий как защитников, а именно — требуя моего письменного согласия. 
Неисполнение судебных решений
Вопиющим нарушением со стороны следственного органа стало систематическое неисполнение судебных решений, которыми следственные судьи обязали признать и допустить моих защитников к уголовному производству и предоставить им доступ к материалам. Правовой нигилизм дошел до того, что прокуроры публично высказываются о непризнании решений суда и отказываются их исполнять, отмечая, что такие решения «безосновательные», «непонятные» и «не основываются на нормах законодательства». Таким образом, нарушается основоположный конституционный принцип — «обязательность судебного решения». На данный момент по двум десяткам определений судов получен письменный отказ об их исполнении Генеральной прокуратурой Украины. О каких еще способах защиты в таком случае может идти речь, когда ГПУ открыто считает незаконным решение КСУ и отказывается исполнять судебные решения судов общей юрисдикции? После проведения реформы ГПУ закон, честь и достоинство исчезли не только с символики этого органа, но и из принципов, на которых основывается его деятельность. К сожалению, вновь созданный Верховный Суд, как мне кажется, не готов рассматривать явные нарушения процессуальных прав на защиту и различное правоприменение судами. 
Искусственное создание доказательств
Важно отметить, что следователь с целью получения «нужных» доказательств трижды обращался в суд с ходатайством о проведении следственных действий — допроса свидетеля в суде. В своем обращении следователь изложил обстоятельства с обвинительным уклоном, что потом отобразилось и в постановлении суда. Что интересно: для проведения такого допроса следователь говорил о несуществующих на самом деле рисках влияния на свидетеля, таким образом мотивируя суд принять «нужное» решение. Хочу отметить, что уже в апелляции допрошенный ранее единственный свидетель отказался от своих показаний в связи с тем, что на момент допроса был болен и на него оказывалось негласное давление со стороны следственного органа. 
Давление на суд
Как показывает практика обращения судей первой инстанции и апелляции в Высший совет правосудия, практически каждый раз, когда судом выносится решение, неугодное Департаменту специальных «политических» расследований, на следующий день по конкретному судье возбуждается уголовное дело с целью давления на него и запугивания. Такие действия правоохранителей противоречат принципам о неприкосновенности судей и полностью противоречат здравому смыслу и морали.
Ненадлежащие и недопустимые доказательства
С целью формирования доказательственной баз, следствием было получено заключение «специалистов в области права». Хочу отметить, что данные специалисты не являлись экспертами в уголовном праве, как это предусмотрено УПК Украины и поэтому не имели права на составление данного заключения. Более того, как выяснилось позднее, каждый из специалистов, привлеченных к составлению заключения, ранее в своих «монографиях» и прочих заключениях заявлял и отстаивал абсолютно противоположную позицию касательно данного вопроса.
Такие обстоятельства свидетельствуют о том, что каждый из привлеченных специалистов не имеет обоснованной и постоянной научной позиции, а их тезисы находятся в логическом и теоретико-правовом противоречии между собой. Как итог, научные деятели в стиле «чего изволите». Это не дает им основания выступать в качестве эксперта в данном уголовном производстве, а его заключение не может быть экспертным заключением, положенным в основу уголовного производства.
Незаконный сбор информации
Не знаю, известно ли Главе Верховного Суда Украины и Генеральному прокурору Украины того времени Василию Онопенко и Святославу Пискуну, что следователи отслеживают их местонахождение наряду с местонахождением моих несовершеннолетних детей, которые не имели и не могут иметь никакого процессуального статуса в этом расследовании.
Разглашение тайны досудебного расследования
Не раскрывая пока деталей, могу Вам сказать, что следствие пользовалось «услугами» отдельных активистов, часть документов для следователя создавались третьим лицами и т.д., что свидетельствует о разглашении тайны следствия и вмешательстве в расследование сторонних лиц, которые, создав сообщество, в группе координировали свою противоправную деятельность, искусственно создавая «доказательства» обвинения. 
Давайте предположим, что вдобавок к обозначенному политическая зависимость закрывает глаза следствия и на вероятных составителей проекта спорного решения КСУ из числа орденоносцев, награжденных действующим Президентом, и работающего на его юридического аппарата.
Обращение в правительственные и международные организации
В связи с допущенными нарушениям моих прав в ГПУ обращались НААУ, омбудсмен, однако это не возымело никакого результата, что в итоге привело к необходимости обращаться в международные организации. Меня лично это перестает удивлять, так как, читая письменные отказы руководителя ГПУ, его заместителя и других прокуроров об отказе исполнять определения украинских судов, приходится делать вывод о взаимной делигитимизации судебной и правоохранительной систем, отсутствии системы и механизмов защиты прав и законных интересов любого гражданина. Ряд прокуроров прямо заявляют, что судей массово необходимо привлекать к уголовной ответственности.
Обращение в международные организации является позитивным примером освещения нарушений профессиональных прав адвокатов. Подобные нарушения являются серьезным маркером нарушения прав человека и понимания потенциальными инвесторами состояния судебной и правоохранительной систем в государстве. Обратите внимание, что нарушения прав адвокатов происходят уже даже со стороны всех без исключения правоохранительных органов, с «молчаливого» согласия судов, и это все на фоне задекларированного прогресса реформ.
Пользуясь случаем, хочу отметить, что через несколько недель выйдет подготовленный нашей командой ежегодный англоязычный обзор по состоянию уголовного права и процесса в Украине, в котором мы раскрываем все те бесчинства, происходящие в уголовно-правовой сфере.

Владимир Богатырь, Заслуженный юрист Украины, адвокат, управляющий партнер АО «Богатырь и Партнеры»




вторник, 21 августа 2018 г.

Комитет по защите прав адвокатов обратился к международным партнерам по поводу нарушения прав В.Богатыря

В адрес НААУ поступило обращение от защитников адвоката Богатыря В.В. о нарушении сотрудниками ГПУ профессиональных прав и гарантий адвокатской деятельности.
Комитетом по защите прав адвокатов и гарантий адвокатской деятельности была проведена проверка изложенных фактов и установлена их достоверность.
По результатам проведенной проверки Комитет от имени НААУ обратился к Специальному докладчику ООН по вопросам независимости судей и адвокатов, Международной ассоциации юристов (IBA), Международной комиссии юристов (ICJ) и Совету адвокатских и юридических обществ Европы (ССВЕ) в связи с нарушением гарантий адвокатской деятельности адвоката Богатыря Владимира Викторовича и профессиональных прав его защитников.
Обращение к международным организациям направила председатель НААУ Лидия Изовитова.
В частности, речь идет о нарушении требований, установленных пунктом 13 части 1 статьи 23 Закона Украины «Об адвокатуре и адвокатской деятельности» и пунктом 1 части 1 статьи 481 УПК Украины, которыми адвокаты отнесены к отдельной категории лиц, в отношении них существует специальный порядок уголовного производства, и предусмотрено, что письменное сообщение о подозрении адвокату в совершении уголовного преступления может быть осуществлено исключительно Генеральным прокурором Украины, его заместителем, прокурором Автономной Республики Крым, областей, городов Киева и Севастополя в пределах полномочий.
Так, 1 сентября 2017 года органом досудебного расследования было составлено сообщение о подозрении адвоката Богатыря В.В. за подписью заместителя Генерального прокурора Украины Столярчука Ю.В. Однако попытка вручить сообщение о подозрении адвокату Богатырю В.В. была осуществлена следователем Департамента специальных расследований ГПУ Крупкой А.А. путем направления почтового уведомления. Комитет видит в этом несоответствие требованиям УПК Украины, ведь попытка вручить сообщение о подозрении была осуществлена лицом без каких-либо надлежащих и законных полномочий.
Также в обращениях говорится о систематических нарушениях профессиональных прав защитников адвоката Богатыря В.В. В частности, сотрудники ГПУ совершают действия, которыми препятствуют адвокатам Богатыря В.В. осуществлять защиту его прав путем недопущения к материалам уголовного производства. Следователи и прокуроры вопреки требованиям статьи 50 УПК Украины совершают действия по вымогательству у адвокатов дополнительных документов в подтверждение их полномочий в качестве защитников, в частности, письменного согласия Богатыря В.В. на осуществление его защиты в данном уголовном производстве.
Более того, следователи и прокуроры Департамента специальных расследований ГПУ систематически не исполняют решения судов, которыми обязаны допустить защитников адвоката Богатыря В.В. к уголовному производству и предоставить им доступ к материалам уголовного производства, таким образом, нарушая главную основу судопроизводства, предусмотренную статьей 129 Конституции Украины, — «обязательность судебного решения».
В официальной переписке следователи и прокуроры в утвердительной форме выражают свое несогласие с решениями судов:
«Ухвала слідчого судді є безпідставною, незрозумілою та такою, що не ґрунтується на нормах законодавства…».
«Рішення слідчого судді не може являтися підтвердженням повноважень адвоката Плавана О.О. на участь у кримінальному провадженні як захисника підозрюваного Богатиря В.В.».
«Рішення слідчого судді є незрозумілим, що об’єктивно перешкоджає його виконанню».
Кроме того, из материалов обращения усматривается, что Департамент международного полицейского сотрудничества (Interpol) отказал в удовлетворении запроса ГПУ по объявлению адвоката Богатыря В.В. в международный розыск, считая, что данное дело является политически мотивированным.
О результатах рассмотрения соответствующих обращений международные организации должны в ближайшее время сообщить руководству НААУ.